Александр ИВАНОВ
На экране и за экраном (роман жизни). «Подводная лодка “Т-9”». (Публикация, предисловие и комментарии П.А.Багрова).



Этой главой из воспоминаний А.Г.Иванова мы продолжаем цикл публикаций, начатый в «КЗ» №№ 57 и 60. Поскольку мы не придерживались авторской хронологии и опубликовали главы, охватывающие более поздний период времени, чем «Подводная лодка “Т-9”», то необходим некоторый комментарий. Дело в том, что в «Подводной лодке “Т-9”» Александр Гаврилович ссылается на события, описанные в предыдущей главе «Переход»; впоследствии она также будет напечатана в «КЗ», но здесь необходим ее краткий пересказ (с некоторыми дополнениями).
 
В 1938 году вышла приключенческая картина «На границе»—первая работа Иванова, отмеченная большим официальным успехом (успех зрительский режиссер знавал и прежде—«Косая линия», «Луна слева», «Транспорт огня»)—в 1939 году создатели фильма были награждены орденами, а сам режиссер получил высшую государственную награду—Орден Ленина. Решив, что оборонно-приключенческая тематика—его конек, Иванов тотчас же принялся за постановку фильма «Переход» по чрезвычайно слабому сценарию Семена Полоцкого и Матвея Тевелева «о борьбе с японскими диверсантами и их приспешниками—басмачами». Картина, тем не менее, как считал Иванов, удалась. Однако в 1939 году отношения с Японией резко улучшились, в результате чего был запрещен только что законченный оборонный фильм Минкина и Раппапорта «Гость» («Шпион»). Вероятно, та же участь постигла бы и «Переход», но сразу две «полочные» картины были крайне невыгодны для «Ленфильма». И фильм Иванова решено было перемонтировать, вырезав занимавшую много экранного времени японскую линию (по мнению Александра Гавриловича, наиболее удачную в картине). Причем начинал эту работу сам постановщик, а заканчивали перемонтаж уже без него. Окончательный вариант (Иванов его так и не видел) был выпущен на экран и провалился; сам режиссер считал «Переход» худшей своей картиной. Последствия для Иванова были весьма плачевны—он был переведен во вторые режиссеры. Видимо, это был сильный удар по самолюбию Александра Гавриловича—во всяком случае, в мемуарах об этом не написано ни слова.
Впрочем, руководство, вероятно, хотело лишь припугнуть режиссера, потому что вскоре он был восстановлен в прежнем звании. И тотчас же принялся за постановку следующего приключенчески-оборонного фильма, вновь по плохому сценарию. Впрочем, об этом рассказано в публикуемой ниже главе воспоминаний.
 
Эта глава—одна из самых интересных в книге, причем скорее даже с историко-бытовой точки зрения. Путешествие в Алма-Ату, которому посвящена первая половина главы, было для Иванова и его спутников гораздо более тяжелым, чем для большинства их коллег. Однако обо всем, что они пережили, Иванов пишет совершенно спокойно, даже с некоторой свойственной ему иронией, без возвышенных банальностей, ставших почти нормой для кинематографических мемуаров о войне. Именно этот спокойный (и оттого—убедительный) тон, вероятно, и сблизил впоследствии Иванова с Виктором Некрасовым.
В то же время Иванов, описывая, как обычно, злоключения картины «за экраном», абсолютно забывает о художественных качествах фильма.
А между тем «Подводная лодка “Т-9”»—безусловно, одна из лучших советских приключенческих картин 30-х—40-х годов. Конечно, она не столь эффектная, как, скажем, «Тринадцать» или даже «Подвиг разведчика». Но зато, пожалуй, гораздо более серьезная, более «взаправдашняя», что ли. Неоднократно было отмечено, что именно с «Подводной лодки» началось то, что можно назвать «кинематографом Александра Иванова»—кинемато-графом, который дал «Звезду» и «Солдат». И это правда. Да, сценарий слаб, да, актеры невзрачны: исключением является один Жаков—зато каким!
Должно быть, именно на съемках этой картины Иванов осознал, что нужно делать не «оборонное», а «военное» кино. И поэтому, несмотря на все обилие взрывов, торпед и перископов, самой сильной сценой в фильме стала та, где действие сведено до минимума—когда умирающий от нехватки кислорода экипаж просто сидит и ждет… И это уже настоящая война. Не последнюю роль сыграло и то, что в фильме крайне мало декламируют и декларируют (и вообще, не очень много говорят)—что совсем не типично для советского кино той поры—вспомните хотя бы тот же «Подвиг разведчика». Причем даже в большинстве фильмов военных лет, сделанных с гораздо большей свободой и искренностью, чем до и после этой кратковременной «оттепели», эти свобода и искренность выражаются прежде всего в диалогах (самые сильные из этих картин—«Нашествие» и «Убийцы выходят на дорогу»—целиком «разговорные»).
И еще одна любопытная деталь. Та часть воспоминаний Иванова, которая посвящена войне (именно войне, а не борьбе с киночиновниками в военное время), абсолютно лишена патетических сентенций и «общих» фраз, которыми, вообще-то, порядком грешит стиль Александра Гавриловича. То же самое, кстати, относится к его фильмам военной тематики. Для большинства режиссеров война заключалась главным образом в смене киностудий, для Иванова, как видно, нет. Недаром из всех ленфильмовских (да и большинства советских) режиссеров этого поколения только у Иванова Война станет главной темой
Таким образом, публикуемая ниже глава—не о том, как создавался фильм «Подводная лодка Т-9», а о том, почему возник кинематограф Александра Иванова.
Впрочем, осознавая всю важность этой работы для Александра Гавриловича, не стоит преувеличивать значения «Подводной лодки» для простых зрителей. Для них это была лишь одна из удачных приключенческих картин, с вполне захватывающим сюжетом, с выразительными комбинированными съемками (оператор Николай Ренков и художник Юрий Швец—лучшие «комбинаторы» Союза—только что закончили снимать в Одессе другой фильм о подлодке, «Гибель “Орла”», и, «набив руку», достаточно виртуозно справились с картиной Иванова), с тонкой и в то же время доходчивой игрой Жакова, на которого равнялся весь актерский состав. Зрители, которые в ту пору были мальчишками, вспоминают картину с удовольствием, хотя событием картина не стала. Нельзя еще не отметить один факт, о котором вспоминает Кира Константиновна Парамонова—в то время старший редактор Комитета по делам кинематографии СССР: эта, казалось бы, не особенно заметная картина получила высокую и серьезную оценку, наверное, самых взыскательных и компетентных зрителей—рядовых подводников.
В заключение считаю своим приятным долгом выразить благодарность Л.Д.Рапопорт, Я.Л.Бутовскому, Д.Г.Иванееву, В.Н.Чулкову и К.Ю.Швецу за большую помощь при составлении комментариев.
 
<…>
 
Публикация, предисловие и комментарии П.А.Багрова
 
Информацию о возможности приобретения номера журнала с этой публикацией можно найти здесь.




Новости
Текущий номер
Архив
Поиск
Авторы
О нас
Эйзенштейн-центр
От издателя
Ссылки
Контакты


 « 




















































































































































































































































 » 


Использование материалов в любых целях и форме без письменного разрешения редакции
является незаконным.