«Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен». Теоретическая часть дипломной работы Элема Климова



Элем КЛИМОВ
ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ ДИПЛОМНОЙ РАБОТЫ - ФИЛЬМА "ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ,
или ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН" 



Мастерская Е.Л.Дзигана и Б.Г.Иванова

Художественные руководители работы
А.Алов и В.Наумов
Совместное производство IV и VI
творческих объединений киностудии
"Мосфильм"

1964
 
Готовиться к своей дипломной работе я начал давно.
Сценарий, над которым мы работали совместно с А.Заком и И.Кузнецовым1 в течение полутора лет, назывался "Воскресенье-день рабочий". Интересный замысел полифоничного, трагикомического фильма, к сожалению, не получил должного сценарного разрешения. К тому же существовали причины, в связи с которыми и авторы, и студия сочли возможным на неопределенное время прервать совместные усилия по доведению сценария до должного уровня. Казалось бы, полтора годы выброшены на ветер, т.к. сценарий не имел своей экранной судьбы. И, тем не менее, польза от этой работы для меня была велика. Я получил представление об одной из самых оптимальных форм создания сценария, когда режиссер принимал участие в деле с момента зарождения замысла будущего фильма, являясь если не полноправным литературным соавтором, то фигурой, которая учитывалась на каждом этапе работы, от начала и до конца.
 Сценарий писался на определенных авторов и художника, поэтому их приобщение к процессу литературной работы давало возможность уточнять и конкретизировать пластическую структуру будущей картины. Таким художником был Б.Бланк2, такими актерами-Е.Евстигнеев и В.Никулин. Знакомство с ними, а заодно и с театром "Современник" принесло мне большую пользу, т.к., таким образом, я получил возможность попасть в творческую лабораторию молодого и интересного коллектива, последовательно развивающего сценический метод К.С.Станиславского.
 Параллельно с этой работой для меня готовился И.Нусиновым и С.Лунгиным3 сценарий "фильма о пионерском лете", каковым он значился в редакционных анналах творческого объединения "Юность". Заявку на его постановку я сделал 30 апреля 1963 г. Сценарий этот имел длинное название: "Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен".

Сценарий
Сценарий начинался фразой: "Арку венчает красное полотнище "Добро пожаловать!", а чуть ниже прибита железка: "Посторонним вход воспрещен"…-и кончался: "...а горнист все трубил, и раструб его трубы так сверкал в лучах солнца, что хотелось зажмуриться". Между этими двумя фразами располагалась история не слишком дисциплинированного мальчика Кости Иночкина, которого начальник лагеря, бюрократ Дынин отправил домой, и в подзаголовке значилось: "комедия для детей".
 Мы решили снимать картину в жанре жесткой, полуусловной сатирической комедии, адресованной прежде всего взрослой аудитории. Сценарий затрагивал серьезные проблемы взаимоотношений и внутри ребячьей среды, и проблемы воспитательной работы. Эти моменты в нем, эти линии нам хотелось усилить, сделать их ведущими в тематической структуре будущего фильма.
 Такие явления, как догматизм, фанфаронство, демагогия, казёнщина, увы, еще бытующие в нашей жизни, приносят в области воспитания подрастающего поколения свой самый страшный вред, носят характер большой общественной опасности. Поэтому весь сатирический пафос будущего фильма предполагалось направить против этих явлений. Вместе с тем мы понимали, что в руках наших находится очень острое оружие-сатирический смех. И нам менее всего хотелось бы, чтобы наш фильм огульно охаивал целую область общественной жизни, целую плеяду людей, ведущих благородную воспитательную деятельность. Мы понимали, что луч обстрела должен иметь точные параметры, иначе мы можем попасть по своим. Сложность работы над сатирическим произведением и заключается в том, что трудно почувствовать и определить границы мишени, сделать боевой снаряд абсолютно управляемым. Вместе с тем хотелось, чтобы фильм имел оптимистический выход, чтобы, отрицая, он утверждал. Позитивная программа сценария была ясна: за уважение к маленькому гражданину! за дисциплину разумную-и долой дисциплину самоцельную, превращающуюся в забор, способный закрыть солнце! Работа с детьми-это работа с людьми, а значит-сердце, ум и талант! Воспитывать в человеке с малых лет способность к свободному полету-время такое!
 
<…>
Решение
Нам казалось, что зерно приема, в котором следовало бы решать фильм, заключено в удачно придуманном названии "Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен", т.к. оно состояло из двух противоречащих друг другу надписей. И драматическая сущность сценарного конфликта состояла в несовпадении малоутешительного положения дел в лагере и внешне благородных мотивов и лозунгов, которыми Дынин оформлял отправные положения своей деятельности. Поэтому мы считали верным в поисках образного решения фильма пойти на соединение в каждом его компоненте трудно сопоставимых элементов, что касается и изображения, и музыки, и актерской игры.
 Так родился стилистический замысел, построенный на применении откровенно эклектического приема.
 Художник. В авторских титрах фильма значатся два имени: Б.Бланк и В.Камский5. Владимир Федорович Камский является одним из ветеранов кино, одним из опытнейших производственников, и пользу, которую он принес нашей картине, трудно переоценить. Борис Бланк, недавний выпускник ВГИКа, и это его первая большая экранная работа. Б.Бланком была выполнена большая часть эскизов к картине. В этих эскизах точно задавался изобразительный стиль фильма, в соответствии с ними выбиралась натура, решалась планировка декораций. Предполагалось снимать очень просто, насыщать кадр множеством деталей, изобразительная экспликация исключала всевозможные живописные "красоты" (в фильме нет ни одного "чистого" пейзажа). Большинство кадров должно было сниматься по принципу примитивного плаката-ортодоксально, на плоскость. Объекты подбирались и строились с таким расчетом, чтобы камере невозможно было никоим образом развернуться на эффектный ракурс. Нам казалось, что таким образом мы придаем изобразительному ряду фильма плакатно-публицистический тон. Мы с самого начала отказались от гротеска и комикования в натурных и декорационных строениях, все объекты подбирались из расчета среднего, типичного лагеря. И в эту достоверную среду вводились гиперболизированные элементы: четырехметровая скульптура мальчика с веслом на реке, огромная голова аттракционного крокодила на спортплощадке, больших размеров лозунг "Дети-хозяева лагеря!", который назойливо торчал во многих кадрах и своим содержанием приходил в противоречие с происходящим на территории лагеря. Особое место занимала скульптурная аллея, ведущая от ворот к линейке.
 Нашими художниками были разработаны эскизы двадцати скульптур пионеров в различных позах, каждая из которых имела пояснительную надпись на постаменте. Вся эта аллея из застывших пионеров и пионерок приводила к трибуне, на которой возвышался начальник лагеря Дынин (в конце фильма Дынин оставался один среди безмолвных скульптур-в этом мы видели образный финал его линии). Вернувшись тайком ночью в лагерь, Костя попадал в царство гипсовых изваяний, которые по мере его продвижения в глубь аллеи оживали и обращали нашего героя в бегство. Таким образом, на объект "скульптурная аллея" возлагалась большая нагрузка, которая, как мне кажется, сыграла свою роль в общем решении фильма. Из соображений экономических и транспортабельных статуи эти были выполнены в мастерских Мосфильма из папье-маше и оформлены под гипсовую фактуру.
 Примером типичного для нашего фильма решения декорации может служить объект "столовая". Декорация эта имела вытянутую прямоугольную форму размером 25м х 9м. Одну стену целиком занимало огромных размеров декоративное панно крайне помпезного содержания (при съемке Дынина в столовой мы старались проектировать его на это панно). На всю длину противоположной стены был протянут лозунг, воспроизводящий известное высказывание: "Когда я ем, я глух и нем". Вторая стена вся состояла из высоких окон, затянутых марлей (марля позволяла хоть как-то обобщить "липовый" фон лагеря за окнами). Около одной из торцевых стен располагалась маленькая концертная эстрада, в другой находилось раздаточное окно, а над ним больших размеров репродукция картины "Три богатыря". По мере надобности столы и стулья в столовой устанавливались, убирались, натягивался экран, развешивались праздничные украшения, т.е. декорация позволяла по-разному интересно трансформировать ее для разных сцен. Неудачей художников здесь были неверно решенные потолки, перестановка которых, учитывая обилие разнообразных общих планов и большое количество осветительной аппаратуры, отнимала много сил и времени.
 Особо надо отметить стилевое решение художником Б.Бланком "видений Кости" и эпизода "Родительский день". "Родительский день" предполагалось снимать в хроникальной манере, стилизуя композицию кадра под праздничные фотографии, неоднократно виденные нами на фотостендах многочисленных лагерей. Вместе с тем живой лес, в котором родители отдыхали и играли с детьми, был сплошь увешан плакатами, фанерными фигурами различных зверей, птиц, флажками, гирляндами. Таким способом нам хотелось лишний раз привести в столкновение украшательское рвение Дынина с живой природой.
 
<…>

Оператор. Взялся снимать картину оператор Анатолий Кузнецов6, в активе которого к тому времени имелись такие работы, как "Трое вышли из леса", "Мир входящему", "Монета" и др. Совместная работа с этим оператором, великолепным профессионалом и истинно творческим человеком, была для меня, студента, большой и серьезной школой. Вкус, чувство ритма, точное ощущение колорита, безупречное владение светом и камерой, да к тому же большая скорость в работе! Поздно запустившись и имея впереди 1500 м солнечной натуры с детьми и животными, мы шли на большой производственный риск. И только участие в фильме такого оператора спасло группу. Анатолий Кузнецов самым деятельным и плодотворным образом участвовал во всех этапах работы, начиная с режиссерского сценария. Надо отметить, что он с самого начала не принял того изобразительного замысла фильма, о котором я писал раньше. Дело в том, что к этому времени он уже имел определенные пристрастия и свой операторский стиль, образованный во многом в совместной работе с такими интересными режиссерами, как А.Алов и В.Наумов. Мы же звали его на совершенно иную манеру подачи материала фильма. Понятно, что так сразу перестроиться было крайне трудно, поэтому ему потребовалось довольно продолжительное время, чтобы принять это и сделать своим, хотя до конца А.Кузнецову так и не удалось привыкнуть к новой для себя манере, и во многом поэтому изобразительный ряд фильма грешит непоследовательностью и стилевыми сбоями.
 Картину решено было снимать черно-белой, хотя, очевидно, возможно было и интересное цветовое решение, но для этого у нас было слишком мало времени в подготовительном и съемочном периодах. Для съемок использовалась отечественная пленка А-2, т.к. она давала возможность получить серебристое, солнечное по тональности изображение, что было важно для общей жизнерадостной интонации фильма при всей его сатирической направленности. <…>
 В заключение хочу сказать, что оператор А.Кузнецов самым искренним образом остался недоволен результатом и своей, и моей работы, что говорит о его большой требовательности. В процессе совместной работы он, художники и я очень много спорили, дискутировали, но ни разу не ругались, что, говорят, тоже редко.

Мизансцена. Жанр и стиль фильма требовали определенных и специфических мизансценических построений. Как и в любом другом случае, наши мизансцены вызывались образными задачами той или иной сцены, эпизода. Общим требованием к решению почти любого кадра было наличие второго плана, как правило, достоверного и контрапунктного. Это позволяло привести в столкновение официозную жизнь лагеря с живой, полной интереса жизнью ребят. С образной линией Дынина связана мизансценическая фигура, выраженная или замкнутой круговой линией (сцена обеда в столовой, парад масок, репетиция карнавала, замкнутое каре на линейках), или полная разобщенность с массами (первая сцена на реке-маленькая фигура Дынина на обрыве, финальная сцена-один в скульптурной аллее).
 В истории героя фильма Кости наличествует другой рисунок: почти все время на протяжении фильма Иночкин проводит в согбенном состоянии, прячется под трибуной, за контрабасом, уползает под стульями от Дынина, наконец, скрывается в костюме "царицы полей"-и вот в финале он первым взлетает и свободно летит над рекой, а за ним и другие. Определенную трудность представляло решение рефрена со "скучающим парнем", неприкаянным и гонимым. Найденное решение было простым и позволяло неожиданно и лаконично включать его в действие. Он возникал в самые неподходящие ситуации на очень крупном плане после довольно общего, задавал свой трафаретный вопрос и на общем же плане, но уже включенный в действие, уходил прочь.
 Мизансценическое решение фильма, включая вышеназванные примеры, можно считать удачным или неудачным, но все оно было подчинено одной задаче-образно и в соответствии с жанром раскрыть существо сценарного материала.

Музыка. Композиторы: М.Таривердиев7 и И.Якушенко8, звукооператор В.Зорин9.
 В фильме много музыки. Наряду с тематической музыкой (иронически-парадный марш-тема Дынина, бодренькая детская песенка, переходящая в инструментальный рефрен к внутрифильмовым надписям-сатирическая тема лагеря, рефрен-"ножки"), в фильме есть и музыка иллюстративная. Иллюстративную часть музыкальной партитуры составляют четыре рояльных номера, стилизованных композитором И.Якушенко под таперскую музыку немого кино ("река", "изолятор", "свинья", "финал"); пародийный оркестровый номер "Крапива". И, наконец, большое место занимает бытовая музыка (популярные песни, марши), "Cентиментальный вальс" Чайковского.
 Основная задача, которая ставилась перед композитором,-абсолютная откровенность приема, отсутствие какого бы то ни было комикования в самой музыке и в манере ее исполнения. Комедийный, сатирический эффект мы надеялись получить от соединения музыки и изображения, а не внутри музыкальных номеров.
 Наиболее удачным музыкальным куском в фильме считаю "Марш Дынина", наименее удачным-"ночное возвращение Кости в лагерь". Музыка нашего фильма подверглась критике, во многом, очевидно, справедливой. Критика эта обращена и в адрес конструктивного замысла, и в адрес качества музыкального материала. Отбросив некоторые субъективно-вкусовые оценки, должен признать критику эту заслуженной. Недостатки музыкальной партитуры фильма объясняются во многом сложностью стилистического эксперимента, который нам хотелось осуществить, а также предельно малым временем, которым располагал основной композитор И.Якушенко, привлеченный к работе над картиной в самый последний момент.

Актеры. В сценарии сравнительно небольшого метража (2200 м) было довольно много ролей взрослых и детских. Если сложно подобрать исполнителя роли вообще, то исполнителя комедийной роли-особенно. Учитывая то, что в нашем фильме почти все роли были комедийные, можно представить, насколько трудной была наша задача, которую, к тому же, надо было выполнить в очень короткий срок.
 Центральной ролью сценария была роль начальника лагеря Дынина. В трактовке этого образа проще всего было сбиться на очередного Бывалова или Огурцова, тем более что нас на это толкали очень многие, предлагая брать на эту роль Белова, Пуговкина, Новикова, Панферова10. Поскольку мы с самого начала отказались от такой трактовки этого образа, для нас из всех возможных кандидатур остались лишь два исполнителя: Л.Куравлев и Е.Евстигнеев11. Куравлев отпал в связи с имевшейся у него тогда уже договоренностью с режиссером В.Шукшиным. Художественный совет утвердил нам на эту роль Евгения Евстигнеева, артиста театра "Современник". Евгения Евстигнеева считаю одним из лучших современных советских актеров. Высокий профессионал, обладающий богатой палитрой всех актерских выразительных средств, великолепной фантазией, пластикой и тонким чувством юмора, Е.Евстигнеев был поистине находкой для исполнения данной роли. Трудно описать то удовлетворение, которое получила вся наша группа от совместной работы с этим художником и прекрасным человеком.
 Перед Е.Евстигнеевым стояла, в соответствии с нашей общей трактовкой этого образа, довольно сложная стилистическая задача-ему надо было играть свою роль таким образом, чтобы все время находиться в манере исполнения на грани условности и достоверности. Разоблачая своего героя, Евстигнеев пытался играть так, чтобы за сатирической маской демагога и бюрократа проглядывала драматическая судьба человека, сформировавшегося в определенное время, изо всех сил пытающегося попасть в ногу со временем, искренне желающего сделать "лучше", но прочно находящегося в плену прежних понятий и способов приспособлений к быстротекущей жизни. К сожалению, сценарный материал роли не был достаточно богат, что в полной мере не позволило актеру осуществить намеченный замысел. Если образ Дынина в нашем фильме и страдает некоторыми недостатками-это следует отнести только лишь за счет режиссера и большой занятости самого Е.Евстигнеева, который в это время имел большую нагрузку в театре и в работе над другим фильмом12.
 <…>
Дипломная работа подводит итоги всему курсу обучения. Каждым удачным кадром этого фильма я обязан Всесоюзному Государственному Институту Кинематографии, с которым связаны пять самых лучших лет в моей жизни.

Архив Кабинета кинорежиссуры ВГИКа

1. Зак Авенир Григорьевич (1919-1974), Кузнецов Исай Константинович-сценаристы, драматурги. Многие из их произведений написаны в соавторстве. А.Зак окончил ВГИК в 1944 году (мастерская С.М.Эйзенштейна). Литературную деятельность начинали примерно в одно и то же время: Кузнецов с 1948 года, Зак-с 1949. По их сценариям поставлены фильмы: "Колыбельная" (1960), "Утренние поезда" (1963), "Пропало лето" (1964), "Спасите утопающего" (1968), "Мой папа-капитан" (1969), "Достояние республики" (1972), "Москва-Кассиопея" (1974), "Отроки во Вселенной" (1975) и другие.
2. Бланк Борис Лейбович-художник кино. В 1960 году закончил мастерскую Г.А.Мясникова и М.М.Курилко во ВГИКе. Фильм "Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен" стал и его дебютом, затем Бланк принимал участие в постановке картин "Похождения зубного врача" (1965), "Дядюшкин сон" (1966), "Арена" (1967), "Шестое июля" (1968), "Гори, гори, моя звезда" (1969), "Розыгрыш" (1976), "Мой ласковый и нежный зверь" (1978), "Старый Новый год" (1980) и др., а также оформил более 80 спектаклей в театрах разных стран.
3. Нусинов Илья Исаакович (1920-1970)-сценарист. Лунгин Семен Львович (1920-1996)-сценарист, драматург. И.Нусинов печатался с 1955 года, в кино дебютировал сценарием фильма "Мичман Панин" (1960), с которого началось его творческое содружество с С.Лунгиным. Вместе они написали сценарии к фильмам: "Тучи над Борском" (1961), "Без страха и упрека" (1963), "Самая послушная" (1966), "Внимание, черепаха!" (1970), "Телеграмма" (1972), научно-популярных картинам "Что такое теория относительности?" (1964), "Каникулы в каменном веке" (1967). Также были авторами диалогов в фильме Л.Шепитько "Зной" (1963).
4. Алейникова Арина Петровна-выпускница актерского отделения ВГИКа в 1967 году. Дочь известного актера Петра Алейникова. Снялась в фильмах: "Я шагаю по Москве" (1963), "Живые и мертвые" (1964), "Первый снег" (1964), "Звонят, откройте дверь" (1965), "Утоление жажды" (1966), "Я родом из детства" (1966), "Три дня Виктора Чернышева" (1967), "Сто дней после детства" (1975) и других.
5. Камский Владимир Федорович (1905-1976)-художник. Работал на картинах "Победа" (1938), "Честь" (1938), "Поднятая целина" (1940), "Старый наездник" (1940), "Жди меня" (1943), "Марите" (1947), "Сорок первый" (1956), "У тихой пристани" (1958), "Похождения зубного врача" (1965) и других.
6. Кузнецов Анатолий Васильевич-оператор. После окончания ВГИКа в 1952 году (мастерская М.П. Магидсона) работал на киностудии "Мосфильм". Помимо упомянутых фильмов "Трое вышли из леса" (1958), "Мир входящему" (1961), телефильма "Монета" (1963), был оператором-постановщиком картин "Солнце светит всем" (1959), "Скверный анекдот" (1966), "Адам и Хева" (1970), "Возвращение к жизни" (1972), "Авария" (1974), "Бархатный сезон" (1979), "Рассказ неизвестного человека" (1980) и других.
7. Таривердиев Микаэл Леонович (1931-1996)-композитор. В 1957 году окончил мастерскую А.И.Хачатуряна в институте им. Гнесиных. В кино дебютировал картиной "Юность наших отцов" (1958). Среди наиболее известных его работ фильмы "Король-олень" (1969), "Пятнадцатая весна" (1972), "Пропавшая экспедиция" (1975), "Золотая речка" (1976), "Старомодная комедия" (1978), "Ученик лекаря" (1984), телефильмы "Семнадцать мгновений весны" (1973) "Ирония судьбы, или С легким паром" (1975) "Адам женится на Еве" (1980).
8. Якушенко Игорь-композитор. Принимал участие в создании картин "Зеленый фургон" (1959), "Жертвы" (1962), мультфильма "Вовка в тридевятом царстве" (1965).
9. Зорин Виктор-звукорежиссер. В числе его работ фильмы "Бабы" (1940), "Машенька" (1942), "Адмирал Нахимов" (1946), "Марите" (1947), "Жуковский" (1950), "Пржевальский" (1951), "Садко" (1952), "Борис Годунов" (1955), "Карнавальная ночь" (1956), "На подмостках сцены" (1956), "Борец и клоун" (1957), "Девушка без адреса" (1958), "Жестокость" (1959), "Человек ниоткуда" (1961), "Иоланта" (1963), "Царская невеста" (1964), "Каменный гость" (1966). Лауреат Всесоюзного кинофестиваля в номинации "Первый приз за работу звукооператора за 1958 год" и других.
10. Очевидно, имеется в виду Белов Афанасий Севастьянович (1909-1989)-конферансье, куплетист в Московском театре революции, мюзик-холле, который снимался в кино. В 50-е годы исполненные им музыкальные сатирические куплеты, в которых критиковались разгильдяйство, карьеризм, взяточничество и другие общественные пороки, пользовались успехом на сцене. В рекомендации Белова на роль Дынина большое значение сыграло его сценическое амплуа, а также фильмы "Доброе утро" (1955), "У тихой пристани" (1958), где актер выступил в ролях начальников строительства, Ушатова и Картонкина,-"бюрократов и очковтирателей".
 Предлагая кандидатуру Михаила Ивановича Пуговкина, вышестоящее начальство опиралось, вероятно, на целый спектр его ролей: лодырничающего коменданта в "Девчатах" (1961), деляги Харитона в фильме "Ход конем" (1962), где затрагивались проблемы юных граждан, роль честного управляющего, раскрывающего жульнические махинации своих сотрудников, в кинофельетоне "Чудак-человек" (1962), роль браконьера в одном из сюжетов сатирического киножурнала "Фитиль № 9" (1963). Перед запуском "Добро пожаловать" в производство Пуговкин только что закончил сниматься в комедии "Штрафной удар" (1963), в которой создал образ карьериста и обманщика Кукушкина.
Выбор Новикова Бориса Кузьмича (1925-1997) был обусловлен сатирической направленностью большинства ролей актера, сыгранных к тому времени. К ним можно отнести Единицу в кинофельетоне "Ревизоры поневоле" (1954), администратора в комедийном альманахе "Совершенно серьезно" (1961), посвященном борьбе с бюрократизмом, центральную роль в комедии "Необыкновенный город" (1962), где герой актера Облапошкин, оказавшись в городе зверей, старается извлечь для себя выгоду. Кроме того в 1963 году Новиков переходит из Театра им. Моссовета в Театр Сатиры.
 В последней фамилии, скорее всего, допущена опечатка, и речь идет о Парфенове Николае Ивановиче (1912-1999). Вероятно, здесь большее значение для руководства имели образы, связанные с воспитанием молодых граждан общества. В картине "Приключения Кроша" (1961) о формировании характеров подростков актер сыграл директора автобазы, в киноповести "Без страха и упрека" (1963)-начальника милиции.
11. Куравлев Леонид Вячеславович в 1960 году окончил актерское отделение ВГИКа (мастерская Б.В. Бибикова) и стал актером Театра-студии киноактера (1960-1992). Ко времени запуска "Добро пожаловать" в производство среди прочего он успел сыграть комедийную роль матроса Камушкина в фильме "Мичман Панин" (1960), лирическую-в картине "Когда деревья были большими" (1961). В рамках сатирического амплуа можно говорить только о его персонаже из кинофельетона "Крыса на подносе" (1963) по одноименному рассказу Арк.Аверченко. Первый большой успех пришел к Л.Куравлеву после исполнения в 1964 году роли Пашки Колокольникова в картине В.Шукшина "Живет такой парень", о которой упоминает Климов.
 Евстигнеев Евгений Александрович (1926-1992) в 1957 году становится актером театра "Современник". Играет бандита Глухаря в спектакле по пьесе А.Зака и И.Кузнецова "Два цвета" (1959). Постановка театром в 1960 году комедии Е.Шварца "Голый король" с Е.Евстигнеевым в роли Короля пользуется огромным успехом и в прессе получает определение "спектакля-пародии". Такая характеристика, с одной стороны, могла бы послужить начальству в качестве рекомендации актера на сатирические роли, с другой же, спектакль задает этим ролям дополнительное сюжетное измерение (Олег Ефремов вспоминал, что когда кто-то из партийцев заканчивал карьеру, то первым делом посещал "Голого короля"). В 1963 году в постановке пьесы А.Володина "Назначение" Е.Евстигнеев играет двойную роль Куропеева и Муровеева-типа начальников, делающих карьеру благодаря умению манипулировать людьми. Укладывающаяся в рамки сатиры на бюрократов, пьеса на самом деле передавала сложную палитру человеческих взаимоотношений.
12. В это же время Е.Евстигнеев снимался в фильме Б.Волчека "Сотрудник ЧК" (1964), где исполнял роль белогвардейского офицера Маркова.

<…>





Новости
Текущий номер
Архив
Поиск
Авторы
О нас
Эйзенштейн-центр
От издателя
Ссылки
Контакты


 « 
























































































































































































































































 » 


Использование материалов в любых целях и форме без письменного разрешения редакции
является незаконным.