Александр КУРС
Веселый кусок хлеба. Киносценарий, 1933 г.


публикатор(ы) Аркадий БЕРНШТЕЙН

Неосуществленный сценарий Александра КУРСА (1892–1937), талантливого драматурга и журналиста, активно работавшего в кино в 1920–30-е годы, сохранился чудом (см. также публикации в «КЗ» №№ 52, 53, 54).. Сценарий переносит нас в начало тридцатых годов прошлого века, рассказывая о работе в СССР (по договору) большой партии немецких рабочих и инженеров, которые попали на уральский металлургический завод «Незаметный». А.Курс, встречавшийся с такими немецкими рабочими и знавший немецкий язык, написал, в сущности, кинопьесу для звукового фильма. Он выполнял социальный заказ, изображая на оригинальном материале «главного героя нашего кино — строителей социализма», но все же сумел отойти от некоторых штампов своего времени. В развитии сюжета его захватили, прежде всего, неожиданные психологические коллизии совместной производственной деятельности людей из двух разных стран. Это был единственный в своем роде сценарий, который так и не попал на экран из-за прихода Гитлера к власти.
Один из героев сценария А.Курса, пожилой рабочий-формовщик «папаша Вернер», приехавший на Уральский завод, говорит: «Пока дома у нас дела не поправятся, придется пожить здесь». В центре внимания А.Л.Курса — поведение и психология немецких специалистов в другой стране, а также их непростые отношения с русскими коллегами. И те, и другие наивно верят в социалистическое братство, в начало новой жизни и новое отношение к труду, но по-разному представляют себе то, «как надо и как не надо строить социализм».
Среди немецких специалистов есть коммунисты, «красные фронтовики» — рот-фронтовцы, инженеры-интеллигенты, беспартийные рабочие; среди них — член немецкого профсоюза, бывший прусский офицер Иоганн Ферстер, симпатизирующий русским людям и даже решивший жениться на «русской большевичке».
А.Л.Курс умело и тонко подчеркивает такую важную черту национального менталитета немцев, как постоянное стремление к добросовестному труду, о чем И.Эренбург писал еще в 1923 году: «Немцы не могут не работать, — так же, как неаполитанцы не могут не петь».
Немцы — герои сценария у А.Курса сочувствуют социалистическим идеям и дружески настроены по отношению к СССР. Они вызывают симпатии у читателя, так как принадлежат к той части населения Германии, которая позже не поддержала фюрера и нападения на Советский Союз. В годы войны я говорил с немецкими военнопленными, которые до 1933–34 года какое-то время жили и работали в СССР. С их точки зрения, война, развязанная Гитлером против страны Советов, была ненужной и преступной. Читая сценарий А.Курса «Веселый кусок хлеба», трудно представить его героев — трудолюбивых и честных немецких рабочих и мастеров — в роли фашистских убийц или эсэсовцев. Инженер Гейнце, играющий на рояле Моцарта, убежден: «Моцарт — больше, чем социализм. Это вечность».
 Тем не менее, конфликты немецких рабочих с заводским начальством, с некоторыми местными специалистами серьезны, но вполне естественны. Ведь эти люди, приехавшие из Германии, оказались в новой и непривычной для себя обстановке, ломающей их представления о рациональном подходе к жизни и работе. Они видят, что на заводе часто нет порядка, постоянно меняются сроки выполнения госзаказа, принимаются поспешные решения, значительно удлиняется рабочий день; их раздражает, например, россий-ская безалаберность при доставке продуктов (хотя пиво привозят в столовую регулярно).
Первый серьезный конфликт возник сразу же — в связи с тем, что группу приехавших немецких рабочих так никто и не встретил на железнодорожной станции. Пройдя пешком половину дороги с тяжелыми чемоданами в руках, они увидели грузовик с заглохшим мотором, равнодушного шофера и музыкантов, растянувшихся на траве. Оркестр попытался сыграть туш, но секретарь завкома Воробейчик с досадой остановил их порыв. И тут раздались презрительные возгласы немцев: «Свинство! Русское свинство». Вскоре тяжелые условия работы дадут пищу для новых толков немецких рабочих: «Социалистического рая нам не видать», «…так не строят социализм». Мамашу Вернер раздражает грязь и тараканы в клубе, жены рабочих обвиняют руководителей завода в обмане и нарушении договора: нет яиц, масло слишком соленое, вовремя не подвезли иголки для шитья и т.д. Приезжие не понимают, для чего нужен субботник «в богом данное воскресенье» да еще без оплаты труда.
Однако постепенно немцы начинают привыкать к темпам и особенностям трудовой жизни в СССР. Как ни удивительно, они всегда с уважением относятся к своим начальникам: и к «господину директору» Романченко, и к «иудею», бывшему комиссару Хаиму Воробейчику, хотя называют обоих «большевиками-мечтателями».
Постепенно налаживается работа во всех цехах, и большой государственный заказ выполняется вовремя. А.Л.Курсу удалось тонко и ненавязчиво показать, что все это не имеет ничего общего с целенаправленным перевоспитанием иностранных специалистов, и тем более не является следствием политической пропаганды (в данном случае совсем не нужной).
Сценарий убеждает: активное влияние на людей оказывает сам характер общения с ними. Романченко и Воробейчик всегда, в любой ситуации, остаются живыми, искренними, открытыми людьми — они не боятся юмора, иронии и совершенно лишены какого бы то ни было корыстолюбия, поэтому немецкие «товарищи» прощают им некоторую горячность и прямоту выражения своих чувств. Эти два героя сценария А.Курса отчетливо выражают представления автора о положительных героях, — совсем не похожих на «липовых коммунистов», на бюрократов-карьеристов сталинской закваски (которых он всегда ненавидел и которые расстреляли его в 1937 году).
А Романченко и Воробейчик смотрели на жизнь наивно, с революционно-романтических позиций, — им казалось, что они творят «кусочек мировой революции».
Сценарию не повредила бы большая глубина психологических характеристик, но в нем нет пустых лозунгов, здравиц в честь партийных вождей, придуманных классовых врагов, изобилия производственных терминов — а ведь все это было характерно для многих лент того времени. Вряд ли картина по такому сценарию могла понравиться «наставникам» по марксистско-ленинской идеологии. К сожалению, три листа сценария были изъяты редактором; однако подготовить его к публикации все же удалось, — используя черновик сценария, написанный рукой А.Курса.
 
                                                                                                        Аркадий БЕРНШТЕЙН
 
 
 
Информацию о возможности приобретения номера журнала с этой публикацией можно найти здесь.
 




Новости
Текущий номер
Архив
Поиск
Авторы
О нас
Эйзенштейн-центр
От издателя
Ссылки
Контакты


 « 




















































































































































































































































 » 


Использование материалов в любых целях и форме без письменного разрешения редакции
является незаконным.