Рудольф АРНХЕЙМ
"Метрополис".



 
                                                                                                                                …и если что-то и было восхитительным,
                                                                                                                                так это старание и работа.
 
Уже перед его выходом на экраны журналы так долго гоняли нас вверх и вниз за кулисами этого фильма, что теперь мы, измученные и апатичные, бредем в зрительный зал. <…>
И если во время просмотра фильма у нас создастся полное впечатление, что вещь эта сделана не из картона, тогда уже безразлично, был ли картон на самом деле и было ли трудно купить или построить эту вещь.
Этот город Метрополис построен на песке еще более неплодородном, чем песок в Нойбабельсберге—на манускрипте Теа фон Харбоу. <…> В сценаристке есть что-то от короля Мидаса—к чему бы она ни прикасалась, все превращается в золото; а когда она обращается к серьезной теме, то производит ужасный китч, и ничего с этим не поделаешь.
<…>
Сближение двух влюбленных происходит с привычной обстоятельностью: приглашения напечатаны шрифтом с завитушками; идеальная девушка предстает в костюме Гретхен; набожные люди крестятся перед алтарем явно готического собора с причудливыми фонтанами и разваливающимися стенами; ведьму сжигают на костре; машина предстает как адский молох с широко раскрытым огненным ртом и злыми глазами. Жанровые сцены великосветской жизни и средневековые картины с привидениями написаны машинным маслом. Никакого следа «новой вещественности». Абсолютно ничего от проветривания души трезвогигиеническим стилем техники. И от этого мещанского художественного салона сноб Фриц Ланг получил импульс для работы длиною в два года. <…>
Фриц Ланг создал много прекрасных кадров и открыл удивительное дарование Бригитты Хельм… Я не могу поставить ему в упрек, что в отдельных сценах (таких, как наводнение и драка) он не сумел жестко ограничить свою фантазию, а постоянно пытался варьировать освещение, каждый раз по-новому выстраивая кадр. На сей раз именно здесь наибольшие достижения фильма, и если зритель по складу художник, то он получит наслаждение от этих кадров, особенно если у него позади скучный день, а благодаря высокохудожественной упаковке он проглотит эти подслащенные, поднимающие тонус пилюли.
 
«Das Stachelswein», 1927, № 2, 1. Februar,
перепечатано в кн.:
R u d o l f   A r n h e i m. Kritiken und Aufsätze zum Film.
München: Carl Hanser Verlag, 1977.
 
Перевод с немецкого Леонида Булдакова
 
Информацию о возможности приобретения номера журнала с полной версией этой статьи можно найти здесь.
 
 




Новости
Текущий номер
Архив
Поиск
Авторы
О нас
Эйзенштейн-центр
От издателя
Ссылки
Контакты


 « 




















































































































































































































































 » 


Использование материалов в любых целях и форме без письменного разрешения редакции
является незаконным.