«Там я увидел необычайные вещи». Советские кинематографисты о своих поездках в Германию (АРК, 1928–1929). Григорий ГИБЕР. - Фридрих ЭРМЛЕР. - Абрам РООМ. - Виктор ЕРОФЕЕВ.


Публикация, предисловие и комментарии - Александр ДЕРЯБИН

Германия второй половины 1920-х годов была чрезвычайно притягательной страной для советских кинематографистов (и не только для них). За короткий промежуток времени в СССР вышло несколько книг, посвященных кино этой страны: «По германской кинематографии» (1924) Николая Лебедева, «Кино-индустрия Германии» (1926) Владимира Ерофеева, «Актер германского кино» (1926) Бориса Мазинга, «Немецкие киноактеры» (1926) Николая Ефимова, «Кино в Германии» (1927) Николая Анощенко, «Сегодняшний быт германского кино» (1930) Н.Н.Фридланда. Кроме того, издательство «Теакинопечать» выпустило множество маленьких книжек о немецких киноактерах. Общий объем литературы о немецком кино, пожалуй, превышал даже количество печатной продукции, посвященной кино американскому. Мы уж не говорим о том, какое место Германия занимала на страницах кинопрессы и в общих приоритетах советской политики.
Причина столь пристального и обширного интереса заключалась не только в достоинствах немецкого кино и в его популярности в СССР, но и в том, что Германия являлась для советских кинематографистов окном в европейский и—шире—в мировой кинематограф. Не случайно отечественные мастера кино, особенно часто ездившие в Германию в 1928–29 годах, рассказывали и писали как об особенностях ее кинопрозводства или о новых фильмах, в которых снимаются те или иные кинозвезды, так и о последних американских и французских картинах, показанных в немецких кинотеатрах. Германия была мощным культурным посредником, космополитическим океаном, который позволял советским кинематографистам ощутить себя частью единого мирового кинопроцесса.
Неслучайно рассказов тех, кому посчастливилось побывать «там», так ждали на родине. Например, доклады в АРКе Г.В.Гибера, А.Е.Разумного, Ф.М.Эрмлера, А.М.Роома, П.Л.Оболенского (брата Л.Л.Оболенского), В.А.Ерофеева о немецком кино отличались небывалой посещаемостью—всякий раз на них приходило от двухсот до четырехсот человек (при значительно более скромной посещаемости на других мероприятиях). Стараясь утолить неиссякаемый интерес аудитории, докладчики рассказывали буквально обо всем: о технике, о гонорарах, о быте, о премьерах, отдельно останавливаясь на достижениях советского кино за границей и на жизни русских кинематографистов-эмигрантов.
Эти живые, неформальные доклады выгодно отличаются от более строгих, официозных публикаций в прессе тех же самых кинематографистов. Так, заметка Григория Гибера «На работу в Берлин» («Кино» (газета), М., 1928, № 3, 17 января, с. 4) сообщает только минимум основных сведений о пребывании оператора за границей, в то время как в его арковском докладе приводится масса интереснейших деталей и фактов, в том числе—об А.Е.Разумном, в мемуарах которого крайне неохотно и осторожно говорится о его заграничной командировке. А цикл статей Абрама Роома под общим названием «Что я увидел в Берлине?» («Кино» (газета), М., 1928, № 24, 12 июня; № 25, 19 июня; № 26, 26 июня; № 27, № 3 июля), во многом дублирующий выступление режиссера в АРКе, воспринимается как… совершенно другой текст. Увлекательность, живость, интрига роомовского рассказа о путешествии сменились в статьях, напоминающих отчет о проделанной работе, статистикой и риторикой.
Арковские доклады советских кинематографистов о немецком кино—ценнейший, а в чем-то даже неповторимый источник сведений об особенностях кинопроизводства, первый живой отклик на те фильмы, которые, вполне возможно, оказали влияние на отечественный кинопроцесс. В этом смысле публикация докладов представляется нам делом чрезвычайно полезным и нужным.
Готовя их к печати, мы изменили названия документов, чтобы не создавать путаницы, поскольку доклад Эрмлера, например, взят из документа под названием «Доклад А.Е.Разумного “О постановке кинодела в Германии”». Оригинальные названия приводятся в конце—там, где указано место хранения документов. Явные опечатки и ошибки исправлены без оговорок, пунктуация выправлена в соответствии с современными правилами правописания. Ошибочно записанные имена кинематографистов оставлены в тексте документов без изменений, за исключением тех случаев, когда ошибка незначительна (например, было записано Форкаш вместо Фаркаш). К сожалению, в ряде случаев имена и названия фильмов были искажены так сильно, что не было никакой возможности установить, о ком (или о чем) шла речь. Поэтому наши комментарии остались неполными. Следует также предупредить читателя, что использованные при подготовке комментариев книги о германском кино, изданные в СССР в 1920-е годы, и зарубежные киноэнциклопедии нередко приводят противоречивые, а то и неточные данные о датах рождения тех или иных кинематографистов, о названиях или датах выпуска фильмов. В таких случаях мы оставляли наиболее часто повторяющиеся даты и названия, что, разумеется, не может на сто процентов избавить нашу публикацию от ошибок.
В заключение считаем своим приятным долгом выразить признательность Н.И.Клейману и Н.А.Егоровой за помощь в составлении комментариев.
 
                                                                                           
 
Информацию о возможности приобретения номера журнала с этой публикацией можно найти здесь.




Новости
Текущий номер
Архив
Поиск
Авторы
О нас
Эйзенштейн-центр
От издателя
Ссылки
Контакты


 « 




















































































































































































































































 » 


Использование материалов в любых целях и форме без письменного разрешения редакции
является незаконным.