Марина КАРАСЕВА
"От азиатских производственных агиток к научно-популярной и учебной фильме!"



 

25 июля 1925 года Николай Лебедев выехал в Берлин для съемок видовой картины «По Европе (путевые заметки на пленке)». В его планах была работа в Германии и во Франции (последняя отказала в выдаче визы, и была заменена Италией). Выбор немецкой столицы как первого пункта этого «кинопутешествия» был не случаен. После длительной берлинской командировки 1923 года, впечатления от которой Лебедев подробно описал в многочисленных статьях и в брошюре «По Германской кинематографии» (М., 1924), молодой киножурналист и арковец  был настроен «прогермански». Как человека четкого и организованного, озабоченного повышением уровня собственного образования, Лебедева привлекали многие черты немецкой культуры. Особенно в сфере его профессиональной деятельности—кинематографической. Критикуя с советских позиций систему капиталистического кинопроизводства, он, тем не менее, находил в ней массу положительных моментов, популяризировал их и стремился к внедрению немецкого опыта в советскую кинематографию.

Подобно многим кинокритикам, молодой Николай Лебедев мечтал о кинорежиссуре. Поскольку специального образования у него не было, свой первый постановочный опыт он смог осуществить на базе кинопредприятия «Культкино», которое было создано для съемок киножурналов, документальных и научно-популярных фильмов, агитационных и рекламных роликов и давало возможность попробовать свои силы молодым энтузиастам. В те годы продукция такого рода именовалась одним словом—«культурфильма».

Лебедев отправлялся на съемки в Германию, «вооруженный» знаниями о современном положении кинодел; он рассчитывал на помощь старых и новоприобретенных знакомых. На этом основывалась «хитрость» замысла начинающего режиссера, которую он называл «новаторством». Поскольку официального разрешения на съемки в Европе в то время советским операторам не давали (в ответ на аналогичный запрет с нашей стороны), Лебедев собирался воспользоваться услугами немецких энтузиастов, одним из которых оказался  20-летний эмигрант Владимир Альпер, известный впоследствии как Нильсен, оператор комедий Александрова «Веселые ребята», «Цирк» и «Волга-Волга». Также он рассчитывал сэкономить на дешевизне пленки и лабораторных работ на местах, на закупке контратипов хроники у немецкой фирмы «Дейлиг» и в киноотделе завода Круппа.

Полнометражный видовой фильм, который запечатлел сцены из жизни Берлина, Эссена, Кёльна, Мюнхена, а также итальянских городов и деревень, событием в киножизни, подобно картинам Вертова, не стал. Лебедева преследовали неудачи. По ряду обстоятельств «По Европе» почти год лежал без движения. Его выпустили на экраны только в конце 1926 года после многочисленных заступнических выступлений в печати, организованных, возможно, самим режиссером. К тому времени зрители уже познакомились с фильмом Дзиги Вертова «Шестая часть мира», в котором были использованы кадры хроники из фильма Лебедева. Последний обвинил знаменитого коллегу в плагиате, а Вертов в ответ назвал Николая Алексеевича своим сотрудником, которому он дал задание по съемкам в Европе. (С историей съемок и проката фильма «По Европе» по мемуарам Н.Лебедева и документам можно познакомиться в нашей публикации в журнале «Кинограф», 2000, № 9.)

В этот сложный период, к тому же отягощенный болезнью, Лебедев приступает к написанию книги о «культурном кинематографе». В работе, адресованной прежде всего кинематографистам, он собирался подробно разобрать возможности внехудожественного (или, как мы говорим сейчас, неигрового) кино, проследить его развитие на Западе и в СССР с целью выявить причины количественной и качественной отсталости этого вида кинопроизводства у нас и, главное, наметить реальные возможности его совершенствования. Книга должна была выйти в издательстве «Кинопечать» тиражом не более 10 000 экземпляров. Но в результате конфликта, возникшего между автором и директором-распорядителем Вячеславом Успенским, который в своей рецензии на исследование назвал его лишь «компилятивным, необработанным и к тому же стилистически небрежным материалом», договор расторгли. (Официальную переписку по поводу издания книги см. в фонде Лебедева в архиве Музея кино: ф. 26, оп. 2, ед. хр. 280/1–6.)

 Лебедев был согласен принять к сведению отдельные упреки редактора, но его оскорбила общая оценка своего труда, поскольку он не без оснований считал, что его «постановка вопроса о культурфильме совершенно оригинальна и сделана с такой широтой, которая не имела до сих пор места ни в СССР, ни на Западе».

Черновая машинопись книги «Культурфильма (о внехудожественном кинематографе). Факты и замечания» в архиве Лебедева сохранилась. Это 212 страниц сильно правленного текста, снабженного большим библиографическим и фильмографическим справочным материалом. Книга состоит из шести глав: «Что такое культурфильма», «Техника культурфильмы», «Типы культурфильм», «Области применения культурфильм», «Культурфильма на Западе и у нас», «Что нужно»; в настоящее время представляет интерес исключительно ее фактографическая часть.

Мы предлагаем вниманию читателей «КЗ» два раздела из главы «Культурфильма на Западе и у нас»: о культурфильме в Германии и в СССР. В книге они разделены текстами о культурном кинематографе европейских стран и дореволюционной России, но имеют много связующих моментов. Не проводя прямых параллелей, Лебедев тем не менее акцентирует внимание читателей на сходстве развития в этой области двух кинематографий (особенно там, где речь идет о кинополитике). Описывая передовой опыт немецких коллег, он имеет в виду и возможные пути роста советского кино.

Увлечение Николая Лебедева культурфильмами сегодня кажется наивным. Будучи человеком деятельным и не лишенным амбиций, он усмотрел в этой мало разработанной области кино широкое поле деятельности, но за многими миссионерскими рассуждениями о будущем «просветительного кинематографа» видятся Нью-Васюки Остапа Бендера.

Тем не менее, можно говорить о его реальном вкладе в развитие документального кино. Помимо вышеупомянутого, не вышедшего в свет труда, Лебедев опубликовал большое количество статей о культурфильмах; он занимался их пропагандой, сотрудничая в АРРКе и «Пролеткино»; организовал секцию культуркино в ОДСК; выступил с рядом инициатив на кинофабрике «Совкино» и стал одним из учредителей специализированного кинотеатра культурфильмы «Артес», который открылся в Москве в феврале 1927 года.

Как режиссер фабрики «Культурфильм» Лебедев выпустил в 1927–30 годах несколько картин: «Нефть», «В стране Советов», «Ворота Кавказа» и «Чечня» (последние два он называл этнографическими и в работе над ними ориентировался на фильмы Флаэрти). В архиве сохранились документальные материалы о съемках видового фильма о районах русского Севера. Однако очередной конфликт вынудил Лебедева по окончании работ написать заявление в «Совкино» с просьбой командировать его в аспирантуру Комакадемии по секции искусства и литературы. На этом тема документального кино для Лебедева не была закрыта (о чем свидетельствуют статьи, написанные им в последующие годы), но вектор его деятельности поменял направление.

 





Новости
Текущий номер
Архив
Поиск
Авторы
О нас
Эйзенштейн-центр
От издателя
Ссылки
Контакты


 « 




















































































































































































































































 » 


Использование материалов в любых целях и форме без письменного разрешения редакции
является незаконным.