«Противоположность революционному». Письмо Ганса Рихтера Дзиге Вертову о Международном конгрессе независимого кино в Ла Сарразе, 1929 г. (Публикация, предисловие и комментарии Томаса Тоде)



В начале сентября 1929 года в Швейцарии, в Ла Сарразе вблизи Лозанны состоялся первый съезд международного киноавангарда. Этот «Международный конгресс независимой кинематографии» был уже вторым важнейшим для современного киноискусства событием в том году после подрывавшей традиции штуттгартской выставки «Фильм и фото». Оба мероприятия были сознательно организованы с расчетом на международный резонанс, а потому Ла Сарраз также считается у киноисториков верстовым столбом: «Предшественник всех кинофестивалей» (Монтегю), «Итоговые резолюции... нисколько не утратившие своей актуальности» (Бюаш), «вероятно, важнейшее кинособытие на швейцарской почве вообще» (Дюмон)[1].
Для большинства нынешних синефилов это был саммит авангарда, который вдобавок ко всем излишествам состоялся в горах, в уединенном швейцарском замке, в присутствии владелицы замка, с рыцарскими доспехами и избранными, изысканными гостями. Встреча западного киноавангарда с умудренным опытом грансиньором русского кино Сергеем Эйзенштейном стала настоящей сенсацией этого конгресса.
В мемуарах его участников, большею частью написанных годы спустя, на первом плане — личные контакты и совместное времяпрепровождение: вылазки на ловлю раков, вкусное ваадтландское вино и прежде всего съемки озорного кинофильма под руководством Эйзенштейна. Объединенный авангард, облаченный в доспехи и скачущий верхом на кинопроекторах, изображал освобождение Независимого кино из лап киноиндустрии (Душу кино играла Жанин Буиссунуз).
Этот вскоре совершенно забытый фильм был не чем иным, как веселой шуткой в свободное от работы утро, и его английский участник Айвор Монтегю, наверно, был прав, когда писал, что «его утрата, вероятно, обеднила не столько киноискусство, сколько историю кино»[2]. Сегодня нам известно, что по меньшей мере одну копию этого фильма (а вероятно, и негатив) японская делегация увезла к себе на родину, где его демонстрировали публично[3].
О том, что обсуждалось в ходе дискуссии в Ла Сарразе, мы почти ничего не можем узнать из воспоминаний участников, а из тогдашних газетных репортажей — лишь совсем немногое. Симптоматично, что это была встреча в момент кризиса — в конце эпохи немого кино: техника звукового кино так катастрофически удорожит производство фильмов, что авангардное движение во всех странах неминуемо придет в упадок.
В Ла Сарразе дело не обошлось без конфликтов: эстетических — между Гансом Рихтером и Белой Балашом (& Кавальканти), политических — между Эйзенштейном и испанским и итальянским делегатами, Хименесом Кабальеро, позднее — фалангистом, и сторонником Маринетти Энрико Прамполини, а также разногласий по поводу понятия «независимое кино» — Муссинак, Рихтер, Эйзенштейн и Шмидт спорили об этом с большинством, возглавляемым инициаторами Конгресса[4].
На самом деле группа участников была составлена из людей совершенно несовместимых. Это подтверждает ныне и письмо, которое Ганс Рихтер послал своему другу Дзиге Вертову 15 сентября 1929 года, сразу после Конгресса[5]. Первоначально ехать в Ла Сарраз как советский делегат должен был именно Вертов. Почему эту миссию так же, как и швейцарский проект Вертова, унаследовал тогда Эйзенштейн, я пробую объяснить в другой публикации[6]. Здесь же следует указать еще лишь на то, что Рихтер настойчиво призывал своего закадычного друга занять определенную культурно-политическую позицию, однако Вертов предпочел практическую кинодеятельность: снимая как раз тогда «Симфонию Донбасса» (позднее переименованную в «Энтузиазм»), он создал вообще первый советский звуковой фильм[7].                            
 
1. M o n t a g u  I v o r. Meeting at la Sarraz <Встреча в Ла Сарразе>.—In.:
M o n t a g u  I v o r. With Eisenstein in Hollywood. Berlin: Seven Seas Books, 1968, p. 13;
B u a c h e  F r e d d y.—«Bulletin de la Cinйmathиque Suisse», n. 4, йtй 1955, D u m o n t 
H e r v й. Unabhдngiger und Avantgarde-Film: Der Kongress von La Sarazz und die Zeitschrift «Close Up».—In.: Geschichte des Schweizer Films. Lausanne: Cinйmathиque Suisse, 1987, S. 80.
2. M o n t a g u  I v o r, op. cit., p. 16. [Прим. ред.: у Монтегю цитируемой фразе предшествует следующее: «Где этот фильм? Кто знает? Иные говорят, что Рихтер забрал его с собой в Германию, чтобы смонтировать, и там фильм пропал. Другие утверждают, будто куски фильма порой появляются то здесь, то там» (M o n t a g u 
I v o r, op. cit., p. 16. Перевод И.Г.Эпштейн).] Содержательно рассказывает об этом также Жан Ленуэ (L e n a u e r  J e a n. Comment j’ai fait tourner Eisenstein <Как я заставил Эйзенштейна снимать>. — «Pour Vous», Paris, 1929, № 45, 26 septembre,
p. 4). Не было ли исчезновение этого фильма истинной причиной того мифа, который возник вокруг него?
3.Ср.:  C o s a n d e y  R o l a n d. Du non-Pareil au mкme: La Sarraz-Tokyo (CICI 1929). — «Cinй-Bulletin», 1996, n. 1/2.
4.См: об этом: L e n a u e r  J e a n. The Independent Cinema Congress. — «Close Up», October 1929; Э й з е н ш т е й н  С е р г е й. Мемуары. Т. 2. М., 1997,
с. 327–331; S a r t o r i s  A l b e r r t o. Truculence et Mystиre а La Sarraz, 1929. — «Traveling», 1979; там же  специальная библиография статей на итальянском языке по теме «Ла Сарраз»; S c h m i d t  G e o r g. Der Internacionale Kongress fьr den Unabhдngigen Film in La Sarraz 3. bis 6. September 1929. — «Das Neue Frankfurt», Frankfurt/M, 1929, Nr.10; Ср. высказывания Жана Митри («Cinйma indйpendant et d’avant-garde а la fin du muet», vol. 2. — «Travelling», printemps, 1980) о тенденциозном отождествлении «независимого» кино и киноавангарда. Сжатое изложение дебатов в Ла Сарразе см. в публикации: B a d i n  A n t o i n. Le Congrиs international du cinйma indйpendant. — In Hйlиn de Mandrot et la Maison des Artistes de La Sarraz. Lausanne: Payot, 1998, p. 70–81..
5. Архив Вертова — РГАЛИ, ф. 2091, оп.2, ед. хр. 356.
6. T o d e  T h o m a s. Trois Russes en cacher un autre ou Dziga Vertov et le Congrиs de La Sarraz <Трое русских могут спрятать еще одного, или Дзига Вертов и Ла Сарраз>.—In: «Cahiers du CICI. 1929–1999», Lausanne, 1999, Nr. 6.  Ассоциация для продвижения произведений Элен де Мандро и Дома художников в Ла Сарразе.
7. Вертов часто подчеркивает эту первопроходческую позицию: «Первым полнометражным документальным звуковым фильмом был фильм «Энтузиазм». Первые игровые звуковые фильмы появились только год спустя. Из этих фильмов значительный успех имела картина «Путевка в жизнь»». (В е р т о в  Д з и г а. Русский звуковой фильм. — «Hamburger Echo », 13. September 1931). На самом деле фильм Вертова был впервые показан уже 1 ноября 1930 г. (где его в числе других зрителей видел Эгон Эрвин Киш), но на экраны он вышел значительно позже.
 
 
Публикация, предисловие и комментарии Томаса Тоде
 
Перевод с немецкого С.Е.Шлапоберской
 
Информацию о возможности приобретения номера журнала с этой публикацией можно найти здесь.




Новости
Текущий номер
Архив
Поиск
Авторы
О нас
Эйзенштейн-центр
От издателя
Ссылки
Контакты


 « 




















































































































































































































































 » 


Использование материалов в любых целях и форме без письменного разрешения редакции
является незаконным.