«Запоздавшая премьера». Первые впечатления



Ни в одном исследовании, посвященном истории отечественного кино, будь то монография С.Гинзбурга «Кинематография дореволюционной России», работы его предшественников Б.Лихачева и Вен. Вишневского, или книги и статьи на ту же тему, появившиеся в последние полтора-два десятилетия, вы не встретите имя Александра Ширяева. Между тем он был одним из первых в России (а в чем-то, может быть, и первым—это еще подлежит уточнению), кто открыл широкие возможности кинематографа, доказав это делом. Артист Императорского балета, ученик Мариуса Петипа, виртуозный исполнитель характерных танцев в Мариинке, он приспособил кинематограф для своей профессии—снимал танцы, но затем попробовал себя и в других жанрах—трюковой комической ленты, рисованной и кукольной анимации… Снятые в 1900-х–1910-х годах и чудом сохранившиеся, эти ленты открыл в 1995 году киновед и режиссер Виктор Бочаров. Некоторые из уникальных пленок, прошедшие соответствующую реставрацию, вошли в фильм «Запоздавшая премьера», рассказывающий о личности и судьбе Александра Ширяева и его ранних кинематографических опытах. Показанный впервые в этом году на очередном кинофестивале «Белые Столбы» в Госфильмофонде, он вызвал огромный интерес у исследователей кино. (Позже Виктор Бочаров представил широкой публике—в Санкт-Петербургском Доме кино в марте 2004 года и в Белом зале Союза кинематографистов на вечере, посвященном юбилею газеты «СК-Новости» 21 апреля 2004 года—еще несколько сохранившихся ширяевских съемок.)

Понятно, что этот уникальный материал, введенный в киноведческий обиход, станет предметом тщательного изучения и обсуждения, и некоторые сомнения и гипотезы, которые были высказаны поначалу, будут—под давлением новых фактов—решительно пересмотрены (это уже происходит) или, наоборот, основательно подкреплены. Однако мы решили, с согласия наших коллег-киноведов, представить действительно их первые впечатления. Во всяком случае таковы беглые заметки Н.Клеймана, М.Я|мпольского и Н.Дымшиц. Другие участники заочного «круглого стола» к моменту оформления своих первых впечатлений на бумаге уже располагали дополнительной информацией. Ее мы также предлагаем нашим читателям. Она—в беседах с Виктором Бочаровым и с бывшим артистом санкт-петербургского балета и его фотолетописцем Даниилом Савельевым, хранившим в последние годы уникальные пленки, в отклике выдаюшегося балетмейстера Юрия Григоровича, в воспоминаниях учеников Александра Ширяева, наконец—в его неизданной книге «Петербургский балет», которая должна была выйти в 1941-м, накануне войны.

Публикацию иллюстрируют кадры из фильма В.Бочарова.

 А.Т.





Новости
Текущий номер
Архив
Поиск
Авторы
О нас
Эйзенштейн-центр
От издателя
Ссылки
Контакты


 « 




















































































































































































































































 » 


Использование материалов в любых целях и форме без письменного разрешения редакции
является незаконным.