«Ситуация у вас достаточно обещающая». Cтенограмма занятия в мастерской Ф.С.Хитрука (режиссуры анимационного фильма) на Высших курсах сценаристов и режиссеров, 1987



Хитрук: Хочу вас предупредить: трудности будут и у нас с вами, и у вас с нами. Впервые мы собрали такой разношерстный контингент. Разношерстный в каком смысле: одни уже знают, как двигать, другие нет.
Задача же у всех одна: к концу семестра сделать первую курсовую работу, то есть реализовать какую-то свою идею.
Не слишком замахиваться в понимании слова «идея», пока надо просто руку набить. Попытаться сделать некий сюжет, в котором было бы законченное действие. Можно просто сценку, этюд. Этюд—это тоже драматургическое целое. Например, человек приходит в гости, но выясняется, что он ошибся адресом, т.е. он полчаса провел с совершенно не тем человеком, к которому собирался. Или другой: человек выходит на охоту, и что из этого получается. Внутри такого сюжета должны быть и элементы драматургии, и элементы игры, и конфликты, и их разрешение.
Поскольку у нас 3 группы и в каждой 2 мастера, вы посмотрите фильмы и подумайте, с кем хотите работать. Конечно, общаться можно каждому с каждым, но работать по материалу нужно уже с кем-то конкретно. Кто готов, пожалуйста, вкратце расскажите свою идею.
Токмаков: Угаров предложил нам вчера то же самое, и мы пришли к тому, что нам хотелось бы лучше один на один.
Белов: Раскадровку я мог бы показать…
Хитрук: Конечно, у каждого свой характер. В прошлом наборе Лену Марченко никак нельзя было заставить рассказать, она просто требовала, чтобы все ушли. Я боролся с этим, но сыграли вничью. Советую вам преодолеть этот комплекс. Не только потому, что вы должны научиться всенародно излагать свою идею. Режиссер должен уметь объяснить коллективу, с которым он работает, что он собирается делать. А во-вторых, я просто не представляю себе занятий в таком чисто двустороннем общении. Общение должно быть и между вами: внутри группы, внутри курса… Голованов предложил вам что-то? Это не идеи, а ситуации. Вы можете, воспользовавшись этой ситуацией, создать идею.
Токмаков: Я могу зачитать, у меня записано. На одну минуту предметная мультипликация. Полоса между берегом и морем—здесь постоянно кипит жизнь. Море не дает покоя прибрежным камешкам, они покорно следуют за волной. С пронзительным звоном разбивается зеленая бутылка: осколки агрессивны. Реакция камешков. Море таскает и камешки, и осколки туда-сюда. Они притираются друг к другу, становятся почти неотличимыми.
Хитрук: Как думаете делать?
Токмаков: Я набрал голышей и осколков стекла обточенных. Надо расфазовать бутылку: это примерно 9 этапов от острого осколка до голыша. Море—шумами. Воды, может быть, не будет вообще. Или проекция снизу. Сами камешки создадут ощущение наката и сползания волны. Так и было, когда я наблюдал за настоящим морем.
Хитрук: Идея богатая: все мы притираемся друг к другу. Нравственной оценки, по-моему, у вас нет: вы говорите о неизбежности этого, а вывод сделать оставляете зрителю. Как это можно снять? Это объемная мультипликация, нужно оборудование. И должна быть прекрасная операторская работа. Был такой чешский фильм «Исчезающий мир перчаток», так там, если бы не съемки, нечего было бы и смотреть. Идея у вас прекрасная, но может погореть без прекрасной операторской работы, надо очень хорошо осветить…
Есть грузинский фильм «Большая волна, маленькая волна» по стихотворению какого-то, кажется, американского поэта. В стихах все понятно, в фильме нет. Как только там начали фазовать, не совладали с материалом. Достоверность материального мира, из которой мог родиться художественный образ, не проявилась. Это надо иметь в виду. Поэтому ищите еще что-то. Не останавливайтесь. В одних случаях предпочтение будет отдаваться осуществимости, в других чистота и сила идеи могут заставить помогать осуществлению. Что такое первая курсовая работа? Первая проба себя в искусстве. Даже пока в ремесле. Пока доберешься до искусства, сколько надо скучной материи освоить! А пока надо дать ответ на некоторые элементарные вопросы:
1. Структура конфликта. Идея должна быть достаточно пронзительная, чтобы просто привлечь внимание. Хорошо бы вы находили нестандартные ситуации, которые наталкивали бы вас на необходимые ходы. Хотя и на нормальной ситуации можно сделать интересно.
2. Характер. Даже в первой работе хорошо бы исследовать сюжет через характеры. Каждый персонаж должен выражать определенный тип, тогда вам легче будет их сталкивать.
3. Хорошо бы в сюжете содержался набор основных движений, с которыми приходится работать: подготовка к движению, разрешение движения, остаточное движение, типы реакции (как мультипликатор я с удовольствием потом об этом с вами поговорю подробнее). Посмотрите Диснея, «Ну, погоди!» Котеночкина. Существует определенная система реакций, рефлективных моментов.
4. Система трюка. Хорошо бы пройти всем, даже тем, кто собирается заниматься серьезной мультипликацией, через эту элементарную школу построения трюка. Эстетической категории «трюк» не существует, один и тот же трюк выглядит по-разному у художника и у ремесленника.
Глобальность идеи не стоит на первом месте. Что надо освоить? Движение, трюк, взаимодействие персонажей, внутрикадровую композицию сюжета, т.е. переход от одного настроения к другому. Где акцентные состояния, где будете собирать напряжение, чтобы через расслабление перейти к новому.
В таком маленьком кусочке можно пройти и законы сюжетосложения. Потом вы сможете выработать свои собственные законы, но гаммы-то играют все. Есть основные законы, которыми надо уметь пользоваться. Экспозиция, движение к кульминации, развязка... Хорошо бы, выбирая ситуацию, предусмотреть это, чтобы понять.
Конечно, хорошие сюжеты на улице не валяются. Основная беда наших фильмов—отсутствие напряжения, т.е. плохой сценарий. Если вы будете брать что-то от других, никто вам не скажет слова упрека. Это не только неизбежно, но и желательно: как вы осваиваете опыт режиссерской работы, актерской работы.
Чтобы вы не оказались в замешательстве, хочу вас предупредить. Каждый из мастеров будет смотреть на это по-своему и говорить свое. Если вы отнесетесь внимательно, то поймете, что исходим мы все из общего, а вот интерпретируют это общее все по-разному. В недельный срок хотелось бы иметь такие заявки.
Бакунович: Они должны быть изложены в рисунках или литературно?
Хитрук: Как кому удобнее, но желательно литературно. Лучше делать акцент не на изображении, а на внутрикадровом действии, на сюжетности, на повествовательности, которая поможет разыграть сюжет.
Бакунович: Предлагаю конфликтную ситуацию глазами человека и маленькой мышки.
Хитрук: Конфликт взглядов или между собой? Человек вообще и мышка вообще или с определенными характерами?
Бакунович: И то, и то. Для человека—обыкновенная мышка, мышь вообще, а сама для себя она удивительное существо.
Хитрук: Да, мы ведь не приглядываемся к мышам, может быть, среди них действительно есть удивительные. Это пока статичная заявка, ее надо вписать во время, разыграть.
Максимов: Ко мне идея сначала приходит в изобразительном варианте: как ожившая картинка. В начале завязки персонаж сидит в полной темноте и страдает. Появляется второй персонаж и приносит с собою какую-то часть света например, открывает занавеску. А в конце первый сидит на полном свету и тоже от этого страдает.
Хитрук: Что может происходить внутри этого действия?
Максимов: Меня привлекает трюковая сторона. Я бы брал за основу предметный юмор (такой, как бывает в «Литгазете»). Близкое к этому слово—сюрреализм. Переходы предмета в предмет, персонажа в предмет и т.д. В моем представлении все уже имеет какую-то изобразительную форму. Сюжет к идее не имеет отношения, он чисто трюковой.
Хитрук: Это от профессии, но я сразу все вывожу на технику. Вот, думаю, хорошо бы это сделать бескамерной анимацией. Под эту вашу идею очень важно выбрать прием. Ситуация у вас достаточно обещающая.
Тумеля: Если представить себе, что существует некое сообщество. Неизвестно кого: это может быть хор, а может быть колония полипов. Все живут на одной черте, если всплеск—они же сами и гасят. Но вот кто-то вдруг начинает резко расти вверх, они гасят, как могут, добиваются своего, но их общая планка при этом все равно приподнимается. Это может быть что угодно: хор солдат, кто-то берет высокую ноту, все потом начинают петь немно го выше.
Хитрук: У вас неожиданный ход. По стандарту должно было быть иначе. Была карикатура такая в «Шпильках»: один черт приходит в гости к другому, там котлы, в них варятся грешники, все котлы с крышками, один без крышки. Гость спрашивает: «Почему без крышки? Могут же вылезти!» А хозяин ему отвечает: «Там поляки сидят, сами не дадут вылезти!» А у вас неожиданный поворот: стремление к уравниловке может иметь положительное значение. Масса, которая хочет удержать гения, сама при этом поднимается... Интересно!
Надо уметь выразить свою идею и ставить ее на суд товарищей. Надо опробовать свою идею на прочность, и к критике тоже надо быть готовыми. У нас обсуждение каждой идеи будет коллективным.

Печатается с сокращениями




Новости
Текущий номер
Архив
Поиск
Авторы
О нас
Эйзенштейн-центр
От издателя
Ссылки
Контакты


 « 




















































































































































































































































 » 


Использование материалов в любых целях и форме без письменного разрешения редакции
является незаконным.