Александр МАЧЕРЕТ
[Объем, содержание и цели научной работы Госфильмофонда]



О фильмах, сошедших с экрана

Кинопроизведение, сошедшее с экрана, не превращается, подобно сошедшему со сцены спектаклю, в явление, не поддающееся личному наблюдению исследователя, восстановимое лишь на основе изучения литературных источников и отзывов очевидцев.

С другой стороны, такое кинопроизведение не может быть уподоблено отсутствующей в продаже книге. Нужны особые обстоятельства для того, чтобы в пределах нескольких десятилетий книга стала библиографической редкостью, а тем более уникумом. Между тем, именно таким уникумом становится каждое кинопроизведение, стоит ему сойти с экрана. И так как количество находящихся в прокате фильмов гораздо меньше общего количества всех фильмов, выпущенных на экран советским кинопроизводством, то научная работа в области истории советского киноискусства, как правило, связана с изучением уникумов, сосредоточенных в единственном месте их хранения—государственном фильмовом фонде.

Это обстоятельство, несомненно, наложило отпечаток на работы, посвященные изучению истории советского киноискусства. Круг фильмов, которыми оперируют в своих научных работах наши историки-киноведы, крайне ограничен немногочисленными произведениями, названия которых повторяются с методическим постоянством в разных трудах различных авторов. Более того—по мере хода времени материал изучаемого прошлого советской кинематографии не только не увеличивается, но уменьшается, чему не может служить оправданием пополнение изучаемого материала произведениями современного киноискусства.

Дело, конечно, не в отсутствии у киноведов достаточной исследовательской радивости, а в действительной трудности внимательного и глубокого изучения всего того фильмового фонда, который накоплен советской кинематографией.

Научное значение Государственного фильмового фонда

Пользование материалами Госфильмофонда сопряжено для киноведов со значительными и вряд ли легко устранимыми препятствиями. Задачи, связанные с долговременным хранением фильмов, порождают особые условия, которые во многом противоречат возможности свободного, широкого и удобного ознакомления с фильмовым фондом всех тех, чья научная работа требует изучения кинокартин более или менее отдаленного прошлого. Как бы сильно в этом ни ощущалась необходимость, Госфильмофонду едва ли суждено стать для киноведов подобием того, чем для работников науки и искусства являются, например, публичная библиотека им. Ленина или Третьяковская галерея. Тем большее значение должна приобрести научная сторона деятельности самого Госфильмофонда*. Начало систематического и централизованного собирания наших фильмов для долговременного хранения относится к периоду гораздо более позднему, чем возникновение советской кинематографии. Поэтому на Госфильмофонде лежит ответственная задача не только аккуратного и своевременного пополнения существующего фонда вновь выходящими фильмами, но и розыск советских кинокартин, выпущенных в годы, которые для такого молодого искусства, как кино, кажутся сейчас далеким прошлым. Очень важную задачу составляет также осуществление Госфильмофондом аккуратного, систематизированного и точного учета собранного фонда. Научная работа во всех областях киноведения получит серьезное подспорье, если сумеет опереться на тщательно составленные картотеки, каталоги и указатели, содержащие хотя бы основные фильмографические данные о картинах, выпущенных отечественным кинопроизводством. Однако как бы ни были полны и исчерпывающи справочные материалы, они, конечно, не могут заменить собою непосредственного знакомства с самими фильмами.

Научные сотрудники Госфильмофонда, располагающие свободной и неограниченной возможностью непосредственного изучения почти всех советских кинокартин, не использовали бы достаточно рационально этого огромного преимущества, если бы ограничили свою деятельность лишь подготовкой справочных материалов для научной работы.

Именно поэтому на Госфильмофонд в пределах вопросов, связывающих его деятельность с областью науки, возложена не только подготовка учетно-справочных материалов для научно-исследовательских целей, но и научная обработка фильмового фонда.

Направление научной работы Госфильмофонда

Тем самым возникает вопрос о направлении научной работы Госфильмофонда. Ответ подсказывается главной задачей, возложенной государством на Госфильмофонд и выраженной в обязанности последнего собирать и хранить отечественные кинокартины. Сам факт осуществления этой задачи превращает Госфильмофонд в монопольного обладателя коллекции художественных фильмов, являющейся живым и наглядным олицетворением истории возникновения, становления и развития советского киноискусства. Таким образом, становится очевидной связь научной обработки отечественного фильмового фонда с наукой, изучающей историю советского кино. Картины недавнего выпуска, характеризующие современный уровень советского  киноискусства,  количественно  составляют  меньшую  часть фильмов, хранящихся в Госфильмофонде, что еще больше подчеркивает преобладающее историческое значение основной части фонда. К тому же новые картины поступают в Госфильмофонд уже тогда, когда они в известной мере исчерпали себя как явления современного искусства. Длительное время повторно демонстрируемые на экранах страны, эти картины составляют объект свободного, удобного, а поэтому и более обстоятельного изучения со стороны всей основной массы киноведов. Хотя бы уже поэтому они меньше нуждаются во внимании Госфильмофонда, чем картины, ставшие достоянием истории киноискусства.

Это  не  означает,  конечно,  что  Госфильмофонд  вообще  не  должен изучать новых фильмов до того момента, пока они не отойдут в исторические дали. Речь идет об ограничении главной основной темы научной работы Госфильмофонда, которая, как это следует из сказанного, органи-чески связана с материалом истории советского кино. Но, разумеется, плодотворная работа над исторической темой немыслима вне живой связи с сегодняшним днем. Для Госфильмофонда такая связь обеспечивается обязанностью тщательной фильмографической обработки каждой новой кинокартины и необходимостью собирания всех относящихся к новым фильмам материалов. 

Основная задача научной работы Госфильмофонда

Определение  причин,  объясняющих  историческое  направление  научной работы  Госфильмофонда,  еще  не  устанавливает  ее  содержания. Последнее вытекает из той задачи, которая поставлена перед научной работой. В данном случае эта задача диктуется необходимостью составить правильное представление о каждой картине государственного фильмового фонда с точки зрения ее идейно-художественной оценки и определения того особого места, которое картина занимает в процессе возникновения и развития нашей отечественной кинематографии. Как и любой другой, этот сложный исторический процесс рожден, разумеется, не произволом слепой стихии, а обусловлен определенными закономерностями. Для каждого этапа истории киноискусства эти закономерности получают выражение в специфически свойственной данному этапу тенденции развития, ведущей в конечном результате к социалистическому реализму как правдивому отражению действительности в ее развитии с позиций марксистско-ленинского мировоззрения.

В зависимости от того, противоречат или соответствуют выясненной тенденции основные идейно-художественные свойства фильма, они несут в себе прогрессивные или реакционные черты. Только конкретно-исторический анализ, основанный на сопоставлении идейной и художественной сущности фильма с тенденцией развития киноискусства на определенном этапе, способен дать объективное основание для ясного представления о фильме, правильного его описания и верной оценки. Можно предвидеть опасение, что эта сторона работы Госфильмофонда вклинивается в научную компетенцию кафедры истории кино ВГИКа и Сектора кино института истории искусств Академии Наук и что, таким образом, возникает ненужный параллелизм в работе. Такое опасение лишено оснований. Во-первых, связь подлежащих изучению Госфильмофондом вопросов

с научной компетенцией других организаций означает для него лишь обязательность всемерного использования опыта, помощи и положительных результатов деятельности этих организаций. Во-вторых, задача, стоящая перед Госфильмофондом, не поглощается задачами, стоящими перед двумя названными научными организациями. Госфильмофонд обязан заниматься научной обработкой каждой из хранящихся у него картин, последовательно изучать все картины, в то время как другие—изучают лишь отдельные картины, связанные с определенной темой работы. В-третьих, известная однородность в той или иной мере частично всегда присуща разным работам в тех случаях, когда они входят в общую для них область науки, которой в данном случае является история кино.

Научная работа Госфильмофонда и фильмография

Неправильна точка зрения тех, кто хотел бы ограничить Госфильмофонд пределами узкотехнической фильмографии, понимаемой как установление документированных фактов, имеющих справочный характер.

 Фильмография такого рода преследует только вспомогательные цели, создает лишь подготовительный материал для научной работы. Между тем, положение о Госфильмофонде обязывает его заниматься не только подготовкой материалов для научной обработки хранимого им фонда картин, но и самой научной обработкой. Это вполне закономерно, так как подобные функции не возложены на другие научные организации.

Однако фильмографический характер изложения конечных результатов научной работы Госфильмофонда является вполне закономерным. Надо только при этом учесть, что свое действительное значение фильмография приобретает лишь в том случае, когда она не ограничивается установлением перечня голых фактов (время выпуска картин, состав съемочной группы, метраж, жанр и т.д.), но когда наряду с фактическим материалом о фильме она дает [максимально] возможно ясное и точное представление о нем, и когда, таким образом, фильмография становится фильмоописанием, оправдывая этим собственное название, вытекающее из ее существа.

Но для того, чтобы дать другому представление о фильме, необходимо составить это представление себе самому. Поскольку речь идет о научной работе в области истории советского киноискусства, такое представление, как уже отмечено, не может возникнуть вне анализа идейно-художественных особенностей фильма в сопоставлении их с ведущей тенденцией развития, присущей определенному историческому этапу.

Лишь таким образом исследовав фильм, можно рассчитывать на возможность дать о нем верное представление путем отбора всего того, что действительно  наиболее  существенно  для  изложения  идеи  фильма,  его сюжета и свойственных фильму средств художественного выражения—то есть всего того, что входит в понятие фильмоописания.

Только в этом случае фильмография становится научной и отличается от иных, внешне схожих с ней, фильмоописаний, какими являются, например, обычное газетное рецензирование или практикуемое редакторским аппаратом киностудий аннотирование, либо изложение содержания фильма в популяризирующих его брошюрах и т.д.

Если исходить из правильного понимания содержания фильмографической работы, то становится ясной ее тесная зависимость от результатов научной деятельности Госфильмофонда, направленной на установление научно обоснованного представления о каждой картине.

Содержание, объем и пределы научной работы Госфильмофонда

В свете задачи, стоящей перед научной работой Госфильмофонда, можно следующим образом определить содержание, объем и пределы этой работы:

1. Изучение закономерностей, определяющих тенденцию развития советского киноискусства на данном историческом этапе.

2. Анализ идейно-художественного существа каждого из фильмов определенного исторического этапа в сопоставлении с тенденцией развития, свойственной этому этапу.

3. Составление фильмографических данных:

а) носящих характер предварительной обработки фильма в пределах основных фактических сведений о нем;

б) являющихся результатом выводов, вытекающих из научно-обоснованных обобщений и позволяющих помимо фактических сведений о фильме дать о нем верное представление.

Изучение закономерностей развития советского киноискусства

Из сказанного ясно, какое важное место занимает в научной работе Госфильмофонда  изучение  закономерностей,  определяющих  тенденции развития советского киноискусства как на протяжении всего пройденного им исторического пути, так и в пределах отдельных этапов.

Если бы наукой истории кино соответственные вопросы были достаточно полно исследованы, то область самостоятельной научной работы Госфильмофонда могла бы ограничиться лишь идейно-художественным анализом фильмов с точки зрения уже установленных особенностей, свойственных отдельным отрезкам исторического развития советского киноискусства. В действительности, однако, такого положения нет.

Опереться на готовые авторитетные общие выводы науки, изучающие историю советского кино, нельзя—они отсутствуют. По этому предмету пока еще не имеется ни учебника, ни изданного курса, ни каких-либо других научных работ с широким охватом темы. Все в данной области находится пока в стадии почти первоначального исследования и изучения. Готовых выводов нет. Большинство изданных работ написано по частным вопросам. Труды, посвященные изложению истории советского кино, подвергнуты резкой, но справедливой критике и, по существу, забракованы. В лучшем случае они дают возможность использовать содержащийся в них фактический материал. Все это, разумеется, не может служить основанием к тому, чтобы отложить научную работу Госфильмофонда до того времени, пока не появятся авторитетные труды по истории советского кино, содержащие обобщающие выводы. Таким образом, выяснение закономерностей, определяющих как общую тенденцию развития советского киноискусства, так и особенности этого развития на его отдельных исторических этапах,—не может базироваться на одном лишь изучении готовых работ, но связано для Госфильмофонда с самостоятельной исследовательской работой. Пусть сначала лишь предварительно, хотя бы в порядке рабочей гипотезы, Госфильмофонд обязан ответить на вопрос о том, как он себе представляет ход исторического процесса развития советского киноискусства на том этапе, к которому относятся изучаемые Госфильмофондом кинопроизведения. Возможно, что в результате изучения всех картин, относящихся к определенному этапу, такая рабочая гипотеза потребует существенных поправок или даже отпадает целиком, замененная выводами, возникшими на основе вновь добытых фактов,—это не опровергает необходимости предварительной гипотезы. Без нее изучение фильмов показалось бы эмпирическим и свелось бы к субъективному описанию, лишенному конкретно-исторического подхода.

Для начала своей научной работы Госфильмофондом выбрана тема: «От первых советских звуковых художественных фильмов до “Встречного”» («Советские художественные фильмы 1929–1932 гг.»).

 Помещаемая   ниже   статья   на   тему   о   преодолении   в   фильмах 1929–1932 годов условного и умозрительного отражения действительности—представляет попытку изложения «рабочей гипотезы»*, которая возникала и утвердилась у автора в процессе первоначального изучения фильмов соответствующего этапа. Для сотрудников, принимавших участие в научной работе Госфильмофонда, взгляды, развиваемые в упомянутой статье, явились не более чем одной из отправных возможностей для составления суждений по поводу аннотируемых фильмов. В процессе работы Отдела научной обработки отечественного фонда к настоящему времени накоплен материал, позволяющий как самому автору статьи, так и коллективу научных сотрудников Отдела вернуться в ближайшем будущем к проверке развиваемых статьей взглядов и к подведению итогов проделанной работы.

 

Из личного архива Ю.А.Мачерета

 Александр Вениаминович Мачерет (1896–1979)—режиссер, сценарист, теоретик кино. Среди его фильмов: «Дела и люди» (1932), «Частная жизнь Петра Виноградова» (1935), «Ошибка инженера Кочина» (1939). В 1951–1955 гг. был зам. директора Госфильмофонда понаучной части.

 *Здесь и в дальнейшем речь идет лишь о той части научной работы Госфильмофонда, которая связана с художественными кинокартинами отечественного производства. (Прим. А.В.Мачерета.)

 *Этот термин употреблен в том смысле, какой придается ему разъяснениями, содержащимися выше. (Прим. А.В.Мачерета.)





Новости
Текущий номер
Архив
Поиск
Авторы
О нас
Эйзенштейн-центр
От издателя
Ссылки
Контакты


 « 




















































































































































































































































 » 


Использование материалов в любых целях и форме без письменного разрешения редакции
является незаконным.