Николай БОРОДАЧЕВ: «Надо делать дело» (Беседу ведет Тамара Сергеева)


интервьюер(ы) Тамара СЕРГЕЕВА

Николай Михайлович, вы в Госфильмофонде работаете уже больше шести лет. Что для вас Госфильмофонд?

—Во-первых, это место любимой работы. Но главное—я прекрасно понимаю, что такое Госфильмофонд, его значение не только для российской, но и для мировой культуры трудно переоценить. Поэтому и работаешь с радостью и энтузиазмом—ты видишь плоды своего труда и понимаешь, что все сделано правильно, каждый, даже самый небольшой успех, воодушевляет.

Госфильмофонд—уникальный, многопрофильный объект. Помню, как к нам приезжала делегация из Канады. Наши гости походили по всем кабинетам, цехам и хранилищам, все внимательно посмотрели и сказали, что правительство России поступило умно, когда приняло решение создать Госфильмофонд. В Канаде государственная синематека была организована гораздо позже, и, к сожалению, их коллекция далеко не такая полная, как хотелось бы…

То, что мы собрали такую замечательную коллекцию и не только сохранили ее, но и постоянно пополняем, когда-нибудь обязательно оценят наши потомки. А государство уже оценило—три человека у нас стали лауреатами Государственной премии Российской Федерации. Весомое подтверждение того, что мы все делаем правильно.

Значит, в трудную минуту Госфильмофонд может рассчитывать на помощь государства?

—Нам, к счастью, обижаться на государство не стоит, нам никогда ни в чем не отказывают! В последнее время наше финансирование резко увеличилось. Практически полностью мы заменили все кинотехнологическое оборудование, построили жилой дом, новый административный корпус с блоком фильмохранилищ, которые будут отвечать всем мировым стандартам. Все это финансирует государство. Собственно говоря, мы уже ни в чем не нуждаемся. И наше единственное желание—чтобы нас не трогали (к сожалению, завистники есть всегда). Вот и все. А так мы со всем справимся сами.

В новое здание переедут все фильмохранилища?

—Нет. Какие-то останутся. Вывозить пленку на новое место будем не спеша, параллельно ремонтируя старые фильмохранилища, чтобы привести их в соответствие с нормативами. Потому что пока (чего скрывать!) есть еще некоторые погрешности в условиях хранения. Так, мы делаем кондиционирование, а из земли в хранилища все равно часто продолжает поступать воздух. Придется выяснять причину и все приводить в нормативное состояние.

Останется в старом здании и производство. Там сейчас идет капитальный ремонт помещений, практически 70% уже отремонтировано. Стало красиво, уютно, а, главное, не будет пыли, от которой столько вреда пленке. В общем, мы все сделали, что можно. Теперь сосредоточимся на социальном блоке. Попробуем построить еще один жилой дом (хотя очередь на жилье на данный момент у нас практически ликвидирована, но ведь надо

думать о будущем), планируем в этом году при рождении второго ребенка выплачивать матери от 150 до 200 тысяч, при этом уже сейчас при рождении ребенка выплачиваем единовременное пособие, а потом в течение еще трех лет платим матери по тысяче рублей в месяц на содержание малыша. Не забываем и участников Великой Отечественной войны—платим им пожизненную дополнительную пенсию,

Сделано много, какие цели ставите перед собой сейчас?

—С момента прихода моей первой задачей было провести полностью техническую модернизацию. Будем считать, это у нас получилось. Второй задачей я считал сдачу жилого дома. Это тоже сделали, так же как и сдали новый корпус. Параллельно капитально отремонтировали кинотеатр «Иллюзион», а также наш пансионат и Фестивальный комплекс. Затраты были огромные. Но что делать… Теперь осталось освоить компьютерную реставрацию. Мы уже закупили необходимое оборудование. Но, естественно, будем производить и традиционную реставрацию, записывать фильмы на Бетакам и, главное, с Бетакамов опять переводить на пленку. Это очень важно—в результате появится страховочный материал. Страховка от несчастных случаев с пленкой будет на 200%! Также мы закупили оборудование, которое переводит изображение с пленки на цифру, а с цифры можно обратно перегонять его на кинопленку.

Продолжит ли Госфильмофонд печатать фильмокопии по заказу других организаций, или полностью сосредоточится на реставрации своего фонда?

 —Разумеется, продолжим! Мы неплохо зарабатываем, оказывая такого рода услуги. Аналоговая печать сейчас очень хорошая, отвечает всем требованиям. Мы и Долби печатаем, и стерео, все, что нужно.

А что вы думаете о полном переводе коллекции на цифровые носители?

—Честно говоря, я долго сомневался, но сейчас решение принято—будем переводить изображение на цифру, а с цифры опять на кинопленку. То есть, как я уже говорил, получится страховка на 200%. Оригиналы же (я имею в виду негативы) будут храниться, как и хранились, естественно, мы их будем реставрировать, потому что, когда с цифры переводишь на кинопленку, все равно того качества, которое дает негатив, не добьешься. Поэтому я был категорически против перевода всего фонда только на цифру. Цифра—это

электроника, а она подвержена воздействию вихревых токов, да, наконец, та же молния попадет—кто знает, с какой частотой она даст разряд!

Неужели молния, ударив в хранилище, может повредить то, что хранится на цифровых носителях?

—Ну, конечно. Не забывайте, что есть куда более опасные шаровые молнии, да мало ли что еще—неизвестно, как на цифровые носители воздействуют промышленные предприятия, работающие рядом. Поэтому переводить весь фонд на цифру я просто не рискну.

Специалисты для работы с новым оборудованием уже есть?

—Кадрами заниматься нужно, это для нас вопрос серьезный, ведь средний возраст наших сотрудников—более пятидесяти лет. В этом году у нас появилось пополнение—приняли человек пятнадцать—двадцать. Толковые ребята, хорошо владеют компьютером, наши надежды на компьютерную реставрацию возлагаем в основном на них. Кроме того, мы снова отправили заявку в Санкт-Петербургский Университет, в Ростовский кинотехникум, в Иркутский колледж. Да и собственные кадры растим—за наш счет только сейчас в разных институтах учится заочно около тридцати человек.

Но молодежи мало получить образование, ей же нужна и достойная зарплата.

—Я поставил перед собой задачу—с 1-го января увеличить заработную плату за счет внутренних средств в два раза. Если средняя зарплата у нас где- то 6–7 тысяч, то сами считайте: 12 тысяч—вполне приличные деньги. Для молодежи неплохое подкрепление.

Можно сказать, в будущее смотрите с оптимизмом? Каким же вам видится Госфильмофонд в общем культурном процессе?

—Ну, вы сами знаете, что и телевидение, и фестивальное движение, и кинематографическая наука без Госфильмофонда не обходятся. Спрос на нас большой. Должен сказать, что я не знаю более стабильных организаций в системе российской кинематографии, чем Госфильмофонд и «Мосфильм». Самые успешные и самые стабильные!

Но ведь не все так безоблачно. Как известно, Белые Столбы превращаются в промышленную зону.

—Ну, во-первых, мы продолжаем бороться против строящихся рядом с нами промышленных объектов, и не собираемся сдаваться!

Надежда есть?

 —Конечно! Если даже создание промышленной зоны станет реальностью (а, видимо, так и будет), значит, будем модернизировать систему вентиляции, охлаждения, соблюдать строгий санитарный режим. Некуда деваться… Хотя, думаю, что кое-что по защите Госфильмофонда должно у нас получиться. Так, мы ведем работы по созданию санитарно-защитной зоны вокруг Госфильмофонда, идут замеры воздуха и так далее.

Кроме того, мы должны выйти на Правительство по поводу создания охранной зоны для Госфильмофонда. Правительство, надеюсь, вынесет Постановление по этому поводу.

С этим предложением Вы пока не вышли?

—Мы должны выйти, подготовив все необходимые материалы. Но предварительные разговоры в Правительстве были, с нами полностью согласны. Говорят: давайте, подготовьте материалы. А процесс подготовки документов длится год, не меньше.

В одном из интервью Вы говорили, что мечтаете открыть собственный телеканал. Это мечты из области фантазий или они начали претворяться в жизнь?

—Вы знаете, эти мечты вполне реальны—у нас уже были на эту тему разговоры в Правительстве, в аппарате Президента. К этой идее отнеслись с пониманием.

Так  что  я  поставил  перед  собой  две  глобальные  задачи:  первая— в каждом крупном городе сделать кинотеатр Госфильмофонда (считаю преступлением не использовать то богатство, что хранится у нас); а вторая задача—добиться того, чтобы у Госфильмофонда был свой телевизионный канал.

Есть какие-то конкретные идеи?

—Думаю, что вплотную мы этим займемся в 2008 году. Пройдут выборы, все встанет на свои места, и мы начнем вести по этому поводу конкретные переговоры.

Интересно, каким вам видится новый канал?

—Политики мало—только в новостных передачах. А так, принцип канала «Культура»—с разъяснением фильмов, с передачами об актерах, режиссерах, рассказах об их деятельности. Подумайте, какое ушло поколение мастеров кино, какое богатство они нам оставили! А молодежь их уже не знает. Все забывается. А что идет почти по всем телевизионным каналам? Одно насилие, секс…

Значит, готовимся конкурировать с «Культурой»?

—Надеюсь, что будем работать параллельно.

И так же не пустите к себе рекламу?

—Сложно сказать, зависит от того, кто и как будет финансировать канал. В зависимости от ситуации. Хотя, конечно, реклама не желательна. Но, если денег будет мало, куда деться, подашь и рекламу.

На какой стадии планы по созданию кинотеатров Госфильмофонда?

—Пока прикидываем, что и как. Обратились официально в Киев. Дальше думаем обратиться в крупные города—Екатеринбург, Санкт-Петербург, Новосибирск, Владивосток, Минск (хоть это другое государство). Да и на Кавказе хотелось бы открыть свой кинотеатр. Еще собираемся открыть наше Представительство в Европе, в Америке, в Японии и в других странах, которые представляют интерес в сфере кино.

 Думаете, это окупит себя?

—Культура никогда себя не окупала.

А какие планы по поводу «Иллюзиона»?

—Базовая, основная концепция его работы сохранится—и разного рода мероприятия, и лекции. Из нововведений—то, что мы стали показывать не только раритетные фильмы, но и новые (один—два сеанса в день). В последнее время мы обратили особое внимание и на издательскую деятельность. К 60-летию Госфильмофонда и 100-летию российского кино

собираемся издать книги «На троне и на экране» (составитель Евгений Барыкин) и «175 комиков» (автор Владимир Соловьев). Планируем и дальше выпускать книги, брошюры.

Выпускаем мы и диски, как правило, тематические. Работаем с «Крупным планом», но вскоре попробуем сами наладить выпуск дисков, красиво оформленных, с разнообразным справочным аппаратом. Часть нужного оборудования уже закуплена, до конца года установим его и можем начинать.

Что выпустите в первую очередь?

—На мне только техническая подготовка. А программа, тематика—это задача научных сотрудников.

Нет ли возможности сделать видеотеку из кассет на VHS, которые можно было бы показывать специалистам за небольшую плату? Они, как правило, люди небогатые и оплачивать просмотр кинокопии на монтажном столе просто не в состоянии.

—Вопрос просмотров всегда рассматривается индивидуально. Если мы видим, что организация или индивидуум платежеспособны, то мы, конечно, оформляем просмотр на договорных началах. Если же к нам обращается немолодой актер или режиссер, который, буквально, нищенствует, то идем навстречу и делаем скидку или вообще разрешаем посмотреть нужный фильм бесплатно. Но видеотеку я, действительно, давно хочу пустить в оборот, у нас огромное количество фильмов на VHS еще не систематизировано. Надо все разобрать, и тогда мы обязательно займемся и этим вопросом тоже.

Можно ли надеяться, что фестиваль «Белые Столбы—2008» не станет последним?

—Фестиваль—это очень нужное дело. И, надеюсь, что наше фестивальное движение будет продолжаться. Единственное, нам нужно обратить внимание на проведение «Эха фестиваля» в разных городах—в Санкт Петербурге, Минске, Киеве… «Эхо фестиваля» мы провели пока только один раз—в Киеве, если не ошибаюсь, в 2005 году. С большим успехом! Но, к сожалению, хотя то из одного, то из другого города к нам поступают предложения провести у них «Эхо Белых Столбов», мы отказываемся—нет средств. Надо же не только фильмы везти, но и людей, гостиницы им заказывать, дорогу оплачивать, суточные… Так что над этим вопросом придется поработать, чтобы найти устраивающее нас решение.

Что в госфильмофондовском фестивале Вам хотелось бы изменить?

—Расширить состав участников фестиваля.

Но и так же негде селить гостей!

—Ну, как же негде! Мы арендуем пансионат «Елочки». Процентов на 50–30% вполне можем увеличить число приглашенных на фестиваль. Но, конечно, надо быть более разборчивыми при составлении списков приглашенных. Много случайных людей приезжает. Между прочим, что касается фестивалей,—мы хотим сделать свой собственный приз—Приз Госфильмофонда России—с денежной премией порядка трех тысяч долларов, который будет вручаться не только на нашем кинофестивале, но и на многих других российских кинофестивалях. Он будет называться или «Золотая пленка», или «Платиновая пленка», и вручаться режиссерам или актерам, а, может, присуждаться фильму в целом.

И на фестивале «Белые Столбы» тоже появится денежный приз?

—Да, мы хотим учредить денежный Приз дирекции Госфильмофонда. Вопрос—кому и за что его вручать, находится пока в стадии обсуждения. Завершая наш разговор, скажу—у нас многое сделано. Но все обновляется, мы не знаем, какие технологии появятся завтра. Надо быть ко всему готовым. Меньше разговаривать, больше делать!





Новости
Текущий номер
Архив
Поиск
Авторы
О нас
Эйзенштейн-центр
От издателя
Ссылки
Контакты


 « 




















































































































































































































































 » 


Использование материалов в любых целях и форме без письменного разрешения редакции
является незаконным.