Киногруппа «Динадиа»


интервьюер(ы) Марсель МАРТЕН Ги ЭННЕБЕЛЬ

 

—Что представляет собой киногруппа «Динадиа»? Как она возникла?

—Наша киногруппа представляет собой творческий коллектив, в который вошли работники кино и телевидения, фотографы, художники и др. Группа возникла вскоре после окончания великого забастовочного движения мая-июня 1968 года. В группе много коммунистов, но не все ее участники являются членами коммунистической партии Франции. Цель группы—участвовать в пропагандистской работе компартии Франции, используя для этого профессиональную подготовку своих членов. Некоторые из членов группы работали в майские дни 1968 г. в Комиссии по прокату при Генеральных штатах кинематографии. Эта комиссия организовывала просмотры фильмов для бастующих рабочих, занявших территорию своих предприятий. После окончания майских событий многие кинематографисты или группы кинематографистов занялись созданием политических фильмов. Ряд таких фильмов был начат производством еще до майских событий. Эти фильмы были в своем большинстве выразителями идей левых или левацких политических группировок, их оттенков. Такое различие оттенков неудивительно, оно отражало различие в социальной принадлежности отдельных творческих работников. Среди нас были коммунисты, были и некоммунисты, были и такие, кто еще не стал коммунистом. Некоторые участвовали в создании таких фильмов, как «До скорого, я надеюсь» или «Далеко от Вьетнама»[1].

После мая нашей главной заботой стало стремление к политической ясности, которая тем более была необходима, что в наших рядах наблюдался полный разброд. Мы прежде всего активисты. То представление о «левом» кинематографе, которое бытовало у нас, стало казаться устаревшим. Мы были убеждены в необходимости создания таких фильмов или других звукозрительных произведений, которые бы содержали в себе решения и предложения, то есть выражали бы политику нашей партии. Вот для этого мы и организовали киногруппу «Динадиа». Но мы создали ее не только для того, чтобы развеять некоторые заблуждения левого и левацкого толка. Власти во Франции все более широко пользуются средствами звукозрительной информации. Эти средства оказывают мощное воздействие в идеологической борьбе в ее решающие моменты. Необходимо, чтобы наша партия отвечала в меру своих возможностей (которые скромнее возможностей крупной буржуазии), на эту лживую, но зачастую весьма умело преподносимую пропаганду, чтобы она защищала интересы рабочего класса и все более широких масс, ущемляемых политикой монополий и буржуазного государства. И вот для этого, наряду с традиционными средствами информации и пропаганды, важность которых по-прежнему велика, партия должна обратить все свое внимание на звукозрительные средства. В этом-то и заключается главный смысл существования «Динадии».

Какие фильмы вы создали за время существования киногруппы?

—Мы ставили себе целью, с самого начала, делать такие фильмы, которые смогут использовать наши активисты и организации компартии, а также и другие демократические организации. Однако мы не располагали ни финансовыми, ни техническими средствами, необходимыми для создания подобных кинопроизведений. Мы очень быстро поняли, что не следует начинать со съемки 16 мм фильмов, поскольку не было возможности наладить их прокат. Мы пришли к выводу, что единственным средством массовой информации, существующим повсеместно во Франции, является проектор для диапозитивов. Конечно, кинематографистам он покажется примитивным, но мы сочли его вполне действенным. Содержание диапозитивов и текст к ним могут быть легко приспособлены к конкретным местным условиям. Можно всегда добавлять такие диапозитивы, которые наиболее доходчивы для данной аудитории, которые отражают данные условия. Темой первой нашей работы мы избрали «Десять лет голлизма». Эту тему подсказала обстановка, которая сложилась в стране после мая 1968 года. В выпущенной нами серии были недостатки, но успех серии нас ободрил. Тираж серии—пятьсот экземпляров. Важно также и то, что активисты использовали всю серию творчески, приспосабливая ее к местным запросам. Создание этой серии диапозитивов дало возможность группе заложить производственную базу для монтажа 16 мм фильмов. Мы помогли парткому заводов Дассо в Сен Клу завершить работу над фильмом, снятым активистами во время майских событий. Сотрудничество с кинолюбителями этих заводов продолжается—они сняли ряд фильмов информационного характера на разных объектах фирмы Дассо.

К референдуму, происходившему в апреле 1969 года[2], была выпущена вторая серия диапозитивов. Но мы опоздали. Когда серия была готова, референдум уже прошел, и началась кампания подготовки к выборам президента республики. Мы сделали необходимые выводы из этой неудачи.

После этого мы занимались только созданием 16 мм фильмов, тематика которых была подсказана нам партией. Первый из этих фильмов был посвящен кампании, которую вел кандидат на пост президента от КПФ Жак Дюкло. Его название—«Коммунисты в борьбе». Тираж—пятьдесят копий. Можно считать, что к настоящему времени фильм посмотрело не менее

80.000 зрителей. Вторым был фильм «Фан Ти лен», бесхитростный рассказ молодой девушки, уцелевшей при уничтожении жителей вьетнамской деревни Сонгми и приехавшей во Францию. Французское телевидение замолчало это событие. Фильм широко используется Союзом французских женщин и организациями Движения за мир.

Мы сделали затем 55-минутный фильм, посвященный судьбе иммигрантов во Франции. Он так и называется «Иммигранты во Франции». За ним последовал фильм «Спасенные кадры», построенный на материале, снятом Мадлен Риффо в Лаосе.

В ближайшее время мы должны сделать ряд фильмов, которые заказаны нам муниципалитетами городов, контролируемых коммунистами или союзами демократических партий. К пятидесятилетию компартии Франции мы подготовили монтажный фильм и новую серю диапозитивов. Ведем подготовку и экспериментируем с так называемыми «кассетными фильмами», предназначенными для демонстрации через приставки к телевизорам. Изучаем специфические условия проката «кассетных фильмов».

Каким вы представляете себе политический кинематограф с точки зрения эстетики и драматургии? Стремитесь ли вы к непосредственному воздействию на наиболее широкую зрительскую аудиторию или собираетесь заняться поисками формы? Что вы скажете насчет эпико-дидактического стиля, характерного для творчества режиссера Глаубера Роши?

—Всякий ответ на такие вопросы будет очень схематичным. Для нас вопрос ставится совершенно иначе. Мы прежде всего партийные активисты, что, впрочем, не мешает нам иметь личные взгляды, скажем, на творчество Глаубера Роши или какого-либо другого режиссера. Чтобы оказывать воздействие на широкую зрительскую аудиторию, нам необходимо иметь сеть просмотровых залов, а у нас таких залов нет. Но мы хотим убеждать людей, убеждать ясностью политической линии. В том жанре, который вы называете «политическим кино», было бы неправильно занимать однозначную позицию в области формы. Необходимо предельное разнообразие форм в соответствии с той аудиторией, для которой делается данный фильм. Мы не претендуем на монополию в области политического фильма. У нас есть определенные взгляды на этот счет, и мы стремимся их придерживаться. То, что делаем мы, не обязательно является образцом для Бразилии или какой-то другой страны.

Как вы представляете себе сочетание старых и новых форм?

—Вытеснение одних форм другими не обязательно. Был сделан фильм «Жаку-грызун». После его показа начались крестьянские демонстрации. Это показывает, что фильм оказался доходчивым. Но это не значит, что форма данного фильма является единственно возможной. Следует избегать пустой сцены в стиле Пролеткульта и возвращения к старым формам. Эта проблема требует детального обсуждения и рамки настоящего интервью для этого не создают нужных условий. Сейчас в ходу левацкий термин «параллельное кино». Мы не собираемся превращать Францию в гигантскую киностудию, не верим и в то, что кинематограф способен привести страну к революции. Мы хотим лишь содействовать тому, чтобы с помощью наших фильмов люди узнали о политике Коммунистической партии Франции, содействовать обсуждению этой политики. Это—продолжение работы активистов партии, но только работы с иным оружием.

Не следует ли различать фильмы широкой информации и произведения киноискусства?

—Мы не хотим заменить искусство политикой, не хотим и механически смешивать эти две области. Такое разделение в сфере, где мы работаем, бессмысленно. Перед нами стоит задача, требующая срочного решения: мы в настоящее время делаем то, что должны, по нашему убеждению, делать, будучи коммунистами, будучи кинематографистами—членами коммунистической партии. Но за других мы не отвечаем. Впрочем, скажем, что художественное творчество не обязательно обнаруживается там, где его ищут. Скажем просто, что мы пытаемся делать свое дело как можно лучше.

 

1. «До скорого, я надеюсь» (1967), реж. Крис Маркер, Поль Сэба; «Далеко от Вьетнама» (1967)—фильм, поставленный под руководством Криса Маркера группой кинематографистов (в том числе Аленом Рене, Аньес Варда, Жаном-Люком Годаром и др.).

2. За референдумом последовала отставка Де Голля и выборы Помпиду.

 





Новости
Текущий номер
Архив
Поиск
Авторы
О нас
Эйзенштейн-центр
От издателя
Ссылки
Контакты


 « 




















































































































































































































































 » 


Использование материалов в любых целях и форме без письменного разрешения редакции
является незаконным.